Каково же здесь летом? — подумала я. И территория Ростовского завода точного литья представилась мне этаким адом, потому что стоять возле печей в летний зной наверняка невыносимо.

— Совсем нет, — говорит Людмила Павлова. Она присоединяет одну парафиновую форму к другой, дотрагивается до них раскаленной металлической пластиной. — Мы здесь привычные. Я, например, в своей жизни, кроме как литьем, больше ничем не занималась, а у меня трудовой стаж 38 лет.

— Зимой здесь хорошо, — подхватывает Виктор Иванович Онипко, начальник производства. — А вообще, конечно, тяжело. На пенсию люди раньше выходят. Вредная это профессия. Потому сюда молодежь и не идет. Приходят в поисках работы многие, а остаются единицы.

А ведь производство литых изделий — дело многоступенчатое. Рабочих рук немало требует. Сначала из воска делают форму (восковку), точно такую, какой будет деталь. На восковку наносят керамическое покрытие. Так получаются стояки. Их помещают в ванну, где из стояков выплавляется воск. Потом формы прокаливают. Прокаленные формы помещают в опоки (ящики с землей). Затем в форму заливается раскаленный металл. На отрезных станках от остывших деталей отрезается лишнее. В конце деталь чистится. Но такую новенькую, чистенькую и красивенькую деталь применить сразу в дело еще нельзя — ее еще нужно дорабатывать: где-то резьбу нанести, где-то разрез сделать. Этим на заводе уже не занимаются. Поэтому, когда страна перешла на рыночные отношения, и все стали зарабатывать на торговле, литейное дело пострадало больше остальных. Выйти с продукцией литейного завода на рынок было невозможно. Деталям еще требовалась хоть и минимальная, но доработка.

Сергей Франчиков, директор завода, несмотря на все сложности, и тогда, и сегодня уверен: производить все равно интереснее, чем просто продавать, но, разумеется, при условии, что производство приносит прибыль, а не только удовлетворение. В свое время он сам был вынужден уйти в коммерцию, потому что работа в научно-исследовательском институте ничего уже, кроме удовольствия, принести не могла, а этого явно не хватало.

— Я на пасеке собирал яд пчел. В кооперативе клеил кроссовки. Торговал запчастями. А когда знакомый предложил поднять литейный завод, — вспоминает Сергей, — я загорелся: а смогу ли? Был в этом определенный азарт.

Литейный завод располагался на территории нынешнего торгово-выставочного комплекса «Горизонт». Завод почти простаивал, а с заказами на литые детали периодически обращались. Так что клиенты, было ясно, найдутся. Хуже было с рабочими. На заводе их осталось всего пять. Остальных пришлось разыскивать.

Те, кто тогда пришел, работают по сей день. Хотя за это время многое изменилось. В 2007 году полноправным хозяином завода стал Сергей. Само предприятие пришлось перенести. Сергей довольно долго искал новое место. Наконец нашел на территории завода «Красный Аксай». Перевез туда оборудование, а с предыдущим хозяином завода договорился, что расплатится за имущество в рассрочку.

— Вы называете переезд одним из самых сложных периодов в существовании завода. А кризис как вы пережили?

— Было непросто, мы же выпускаем строительные, автодетали. Спрос на них, было время, упал. Но, в общем, кризис подействовал на сферу, в которой мы работаем, оздоровляюще. Раньше наши изделия покупали посредники. В кризис посредники ушли с рынка. Производители теперь сами ищут друг друга, что удешевляет производство и нередко облегчает взаимодействие. А найти сегодня что бы то ни было, имея Интернет, совсем не проблема. Кризис был и ушел, а проблемы, которым десяток лет, так и остались.

Мы хотели выкупить участок земли, начать строительство, но кредит нам под имеющееся имущество давать отказались. Наше оборудование относится к металлургическому, в случае чего банку продать его будет сложно — неликвидное.

Хотелось бы расширить производство, но мы не будем тогда обеспечены работой. Крупные заказы уходят в Китай. Там предложения куда дешевле российских. Этим летом этил-силикат с доставкой с Алтая нам обошелся в 87 рублей за килограмм, а китайский в Москве в это же время 68 рублей стоил. Как этому противостоять? Спасает только то, что китайцы принимают исключительно крупные заказы.

И потом, если расширяться, нужны кадры, а мы держимся только за счет старых специалистов. Они не только легко подменяют друг друга, но еще и очень дисциплинированные. Пришли не так давно устраиваться двое мужчин. На работу приходили поздно, а после первой же выплаты в запой ушли. Пришлось самому стать за станок и чистить детали. Так что кризисом, увы, проблемы не ограничиваются…