— Метла, метла… Кому нужны метлы? — зазывно звучит на рынке села Куйбышево. Валентина Федоровна Губарева торгует здесь по мере поступления товара. Для его производства необходимо сырье. «Сырьем» для производства метлы служит береза.

— Вчора поiхалы у степь, а на буграх нэма нiдэ нiчо — выгорiла береза колючая, — жалуется Валентина Федоровна. Зато сегодня с березой повезло — нашли. Веток нарезали, и дело пошло. 

— Давно метлами занимаетесь? — спрашиваю Анатолия Филипповича, мужа Валентины.

— Як родился, так и делаю, — смеется.

Родился Филиппович «аж в 1939 году». Почти сорок лет работал в колхозе на тракторе и… делал метлы.

— В хозяйстве 1,5-3 тысячи голов скотины держали, — вспоминает он. — Дояркам веником подметать несподручно было — делал для них метлы. Да и всем, кому они требовались.

Делал бесплатно, а сегодня его ремесло — заработок. У Филипповича свой секрет изготовления метел. Для этого всего-то нужно хороший пучок из веток березы да деревянный шест. Дальше — сложнее. В шесте просверливает отверстие, протягивает сквозь него металлическую проволоку, которой закрепляет ветки. Дело это непростое. Ветки колючие и ранят руки ощутимо. Но Филиппович и тут нашелся: во избежание «производственной травмы» использует… кочергу. Чтобы прочно закрепить ветки, наматывает на нее проволоку, подтягивает до упора, два-три круга вокруг веток, срезает проволоку. И руки целы, и метла готова.

— На такой метле баба Яга летала? — спрашиваю в шутку.

— Не… У той «моторчик» был. А у меня настоящая, земная… 

На продажу Анатолий Филиппович делает пять метел за день. Бывало, и 150 штук заказывали.

— До нас и с Ростова приезжают, — хвалится он. — Фермерам отвезу метел десять. Отоваривают маслом, мясом, семечками… 

— Импортные метлы фермеров не устраивают? — спрашиваю его.

— Так на селе такая метелка — один смех, — заводится Анатолий Филиппович. — Пыль от нее и только. Такая нашей — не чета.

В подтверждение сказанному он, пройдясь метлой по двору, показывает, как она справляется с первой опавшей листвой. Метет и правда чисто. На рынке за одну метлу Валентина Федоровна просит 80 рублей. Губаревы посчитали, что это «оптимальная цена» для покупателя.

Капризная птица перепел

Александр и Галина Шматок из села Свобода и предположить не могли, что «доживут» хоть и до малого, но бизнеса. В совхоз «Миусский» они приехали в 1974 году. В то время Галина училась заочно на физмате Славянского пединститута, Александр работал водителем.

— Мы приехали, когда совхоз только создавался, — вспоминает Галина Александровна. — Была перспектива получить жилье. И спустя год мы его получили. А работать начали сразу. 

«Миусский», во всех смыслах, был цветущим хозяйством. Совхоз специализировался на плодовых: черешне, вишне, абрикосах, но в основном на яблоневых. В сезон Александр тоннами возил на Камазе яблоки из хозяйства в Ростов… Светлана преподавала математику в младших классах. Тогда в начальной школе училось больше 40 детей. Потом у Шматок и свои две дочери родились. Постепенно семья обзавелась хозяйством. Выращивали кур, гусей, коз, свиней. С того момента много в жизни совхоза изменилось, а хозяйство сохранилось. Без него на селе никак нельзя. Теперь вот Шматок еще и малым бизнесом занялись. 

— Попробуйте на одну пенсию прожить, — говорит Галина Александровна.

О малом бизнесе ни Галина, ни муж не думали, так случилось.

— Через районный центр занятости предложили, — уточняет Александр Александрович. — Сказали, что на развитие бизнеса около 60 тысяч рублей выделят. Я на инвалидности, но все же решили заняться делом.

Встал вопрос: каким? Друзья посоветовали выращивать перепелов. С ними, мол, управляться легко и нагрузки на здоровье практически никакой. Птица маленькая, особых кормов не требует, пасти, как тех же коз, не надо — ест немного, сидит в клетке да яйца несет. К тому же не простые, а очень полезные для здоровья — деликатес, так сказать. Дополнительную информацию о перепелах Шматок прочитали в Интернете и убедились в полезных свойствах перепелиных яиц.

Оформив необходимые документы, Александр Александрович взялся за обустройство перепелиного хозяйства. Клетки смастерил сам. А когда  перепелов купил, понял, как же крепко ошиблись друзья, убеждая его в том, что с перепелами хлопот не будет. Оказалось, перепел — птица не только маленькая, но и пугливая. В грозу или при резком звуке перепела замирают в клетках и неделю не несутся… К тому же на редкость прожорливые. Первое время хозяин никак не мог понять, отчего они пищат не переставая? Вставал по ночам, шел в сарай, смотрел: не хозяйничает ли у клеток кошка или какой-нибудь еще «ночной охотник»? Потом узнал — пищат от голода. Выяснилось, что корм перепелам надо давать через каждые четыре часа.

— Едят много, оттого часто убирать за ними надо  да еще перышки чистить, следить, чтобы не болели, — рассказывает Александр Александрович. — В общем, требуют к себе повышенного внимания.

С кормом для птицы тоже возникли сложности. Не так дешево они обошлись, как казалось вначале. Но Александр не растерялся, сам научился готовить корм.

— Смешиваю пищевой мел, ракушку, ячмень, кукурузу, — делится рецептом он. — Клюют, не жалуются. 

Трудности выращивания перепелов Шматок сумел преодолеть. А вот с реализацией продукта  вышли сложности. Директор магазина, куда хотел сдать первые полсотни перепелиных яиц, кивнула на одну из продовольственных полок, а на ней — сплошь они, родимые… Выяснилось, не один Шматок  выращивает перепелов. Таких, как он, целая группа товарищей… Им тоже куда-то свой продукт сдавать надо.

— Постоянных покупателей нет, — говорит Александр Александрович. — А продавать на рынке — себе дороже… Стараемся как-то справляться…

Недавно его и таких, как он предпринимателей, пригласили в местную администрацию и сообщили, что появились дополнительные средства для развития малого бизнеса. Но с условием: трудоустроить у себя одного работника из стоящих на учете в центре занятости, платить ему зарплату и, в случае болезни, оплачивать больничный.

— Идея  для решения проблемы безработицы  хорошая, но для таких, как мы, нереальная. Мы с женой посчитали, что если взять работника, платить ему 4900 рублей, то в год он нам обойдется в 80 тысяч рублей, — говорит Александр Александрович. — Невыгодно.

Тут бы с этой, что имеется, фермой справиться. А судя по всему, сворачивать перепелиное хозяйство, несмотря ни на что, он не собирается. Бросать начатое не в его характере.

Так и крутятся сельские жители. По привычке ни на кого не надеясь. На самих себя рассчитывая. И немудреный их «бизнес» понадежнее многих других будет: хоть маленькое дело, да настоящее, жизненное.