Центральный рынок в Ростове (Старый базар) известен далеко за пределами южной столицы. О рынке много писали и пишут историки, снимают яркие эпизоды в фильмах киношники, сочиняет легенды народ.

Одесситы, считающие свой Привоз чуть ли не центром торгового мироздания, уважают Центральный рынок в Ростове, как старшего, успешного брата. Не так давно в рамках рабочего визита премьер-министра Ростов посетил господин Онищенко, известный в народе строгостью своих оценок. По словам очевидцев, руководитель Роспотребнадзора инкогнито зашел на рынок. Приценивался к мясу. Удивлялся, что его так много, несмотря на все беды животноводов в этом году. Беседовал с простым торговым людом. Они шли на разговор. Но иногда огорчали собеседника резкими ответами на добросердечные вопросы: как идет торговля, что мешает торговле, как исполняются законы о торговле, растут ли цены на социально значимые продукты?

Газета эти вопросы держала в поле своего зрения на протяжении всего 2010 года. Сегодня с просьбой прокомментировать ситуацию на потребительском рынке мы обратились к гендиректору ЗАО «Центральный рынок», председателю Ассоциации розничных рынков Ростовской области Ю. Муковозу.

— Юрий Иванович, что будет с ценами в новом году, как Вы прогнозируете общую ситуацию на потребительском рынке?

— С недоверием отношусь к прогнозам, особенно по продовольствию. Прогноз, как диагноз! Редко бывает верным. Чаще — агрессивным. Помните, что произошло с гречкой. Аналитики начали строить прогнозы последствий засухи. Спекулянты решили подзаработать на неурожае. Ажиотажный спрос. И как результат — цены взлетели. С ценами всегда все не так просто. Никто не может уверенно сказать, к примеру, сколько в цене той же пшеницы сегодня «весит» ее реальный дефицит, а сколько спекуляция.

Не помню случая, чтобы большие урожаи привели к снижению цен на хлеб. Сегодня ценами правит, мягко говоря, не только рынок. И даже не правительство, во всяком случае, не всегда правительство. Достаточно легко манипулировать ценами могут разве что сами торговые площадки. Особенно транснациональные сети. Вот где регуляторам надо волю проявить и санкции применить!

Хотя, уверен, любое прямое госназначение цен означает их рост, даже на социально значимые продукты. Надо «бороться» не с ценами, а с бедностью. Цены для бедных растут, к сожалению, в два раза быстрее, чем для богатых.

— Что бы Вы добавили в Закон о торговле?

— Прежде всего я бы уточнил определения «торговая деятельность» и «торговые сети», «участники торговли». Заложил нормы, позволяющие быстро реагировать на постоянно меняющиеся условия рынка и учитывающие местные особенности и условия жизни. Закон написан так, словно, кроме крупных транснациональных и национальных компаний, на потребительском рынке никого нет. А ведь это не так. Сохранились традиционные форматы торговли, не сегодня завтра появятся новые. С ростом доходов, пенсий, зарплаты, как правило, люди начинают лучше питаться (возрастает потребление). Все эти деньги однозначно придут в торговлю. Торговой отрасли гарантирован растущий объем. Уверен, что с годами появится потребность в фирменных магазинах. В Японии, к примеру, есть русский магазин, в который за хлебом едут издалека. Как когда-то в Москву ездили за колбасами в «Елисеевский», а в Ростов — за конфетами в «Красную Шапочку».

Закон уже оброс множеством поправок, дополнений, подзаконных актов. Его все время толкуют, разъясняют и продолжают дописывать. Почему-то все больше в части новых санкций, запретов и требований. Закон отодвинул от рынков тех, кто хочет и может торговать, но считает обременительной для своего малого бизнеса плату за торговое место. Возникли явные перекосы в организации торговой деятельности. К примеру, на розничных рынках пустуют торговые места, а неорганизованная стихия торговли «бушует» рядом с трамвайными путями, дорожными магистралями. Барахолка на Социалистической тоже не красит репутацию Ростова. Надо бы — нет-нет, не разогнать, не запретить! — а грамотно организовать место для торговли старыми вещами. При заинтересованном отношении «блошиные» рынки сохраняются в ряде европейских столиц, кстати, привлекая своей экзотикой туристов.

Это я к тому, что у Закона слабая созидательная организационная составляющая, плохо прописаны возможности для стратегического развития торговой системы в целом. В каждом городе должны быть разные торговые центры, магазины и магазинчики шаговой доступности. Только тогда появятся свободная конкуренция и реальные стимулы к повышению качества продукции и культуры торгового обслуживания.

— Юрий Иванович, почему все-таки, на Ваш взгляд, сохраняется стихийная торговля?

— Прежде всего потому, что до 2009-2010 годов купля-продажа в России никакими специальными документами не регламентировалась. Розничную торговлю тогда сравнивали с дикой природой. Торговля с земли, с обочины дорог, в палатках, павильонах… Следы этой «дикости» сохранились повсеместно. Но прежде чем их запрещать, уничтожать, важно помнить: торговая «дикость» прежде всего от бедности, а не от слабости законодательной базы.

Общеизвестно, малый бизнес сегодня сосредоточен в торговле. Закон дает право местным властям помогать этому важному сектору экономики. Как? Не «гнобить» проверками. Снижать налоги. Выделять площадки под магазины шаговой доступности. Они тоже нужны потребителям и мелким товаропроизводителям. Малые партии товара неинтересны крупным торговым сетям. А у нас до 50% продовольствия поставляется на рынок малыми товаропроизводителями.

Менеджмент рынка многое делает для того, чтобы местные сельхозпроизводители имели лучшие места на рынке. Начато строительство нового крытого павильона для круглогодичной торговли свежими овощами и фруктами. Это будет современное, высокотехнологичное здание. В перспективе планируется реконструкция вещевого павильона вдоль улицы Станиславского. После реконструкции рынок сохранит снаружи свой исторический архитектурный облик, характерный для центральной части города. Так что к 2012 году рынок уйдет в капитальные строения, как того и требует Закон о розничных рынках.

Реконструкция требует больших денег. Растут цены на энергоносители. Растут налоги. Так, за два последних года налог на землю вырос в два раза. А ведь Центральный рынок выкупил землю. Спрашивается, что нам это дало в смысле облегчения налогового бремени? Ничего! Все дорожает. И повышение платы за аренду торгового места на Центральном рынке — неизбежный фактор. Вот вам и «стихия» за воротами рынка.

— Вы — председатель Ассоциации розничных рынков Ростовской области, чем занята Ассоциация сегодня?

— В настоящее время в Ассоциацию входит около 70 рынков городов и поселков области. Они очень разные, у них разные трудности. В некоторых городах и сельских поселениях области рынки — единственные градообразующие предприятия. Вместе легче помогать и отстаивать интересы, чем Ассоциация и занимается. Нам еще предстоит учиться у тех же транснациональных сетей, как защищать свои интересы. То, как яростно они сражались за право укрупняться, сохранять ретробонусы, невольно наводило на мысль о монопольном сговоре. Но я уважаю умение консолидировать усилия, вместе успешно решать поставленные задачи, какими бы трудными они ни были.

Ассоциация сказала свое веское слово, когда готовились законы о розничных рынках. К сожалению, не все было услышано. Авторы законов обещали, что все противоречия будут устранены, что законодатели будут не только регулировать и штрафовать за нарушения, но и снимут барьеры для развития торгового бизнеса по всей территории России, создадут реальную конкуренцию, ограничат монополию крупных транснациональных и национальных торговых сетей. К сожалению, пока этого не произошло.

Раньше было больше возможностей для благотворительной помощи. Закон запретил деятельность торгово-закупочных предприятий. Это было ошибкой. Ко мне до сих пор обращаются в межсезонье за овощами госпитали, детские дома, школьные столовые, которым не по карману растущие цены на овощи и фрукты. Эти просьбы все труднее выполнять… Однако вот уже несколько лет Центральный рынок ежедневно обеспечивает всем необходимым бесплатные обеды в столовой рядом с подворьем храма Серафима Саровского. Бизнес должен взять на себя конкретные обязательства в борьбе с бедностью. Торговля — заинтересованная сторона в росте покупательского спроса. Будет спрос — будет рост!