Что за Ростов без Центрального рынка? Нам кажется, что это место, знакомое каждому горожанину с детства, будет существовать до тех пор, пока стоит город. И подобные по духу, хотя и меньшие по размеру рынки, в народе — базары, есть в каждом небольшом городке, в каждом районном центре области. Но вполне возможно, что уже через полгода многие из них просто исчезнут на вполне законном основании.

«Вы теперь — «неформат»

Кто-то очень умный придумал версию «цивилизованной торговли» и прописал в законе «О розничных рынках» очень важную статью под номером 24: рынки всех типов должны перейти в капитальные строения (времени на это им отпущено от года до трех). Кто не построился — тех закроют. Задача оказалась невыполнимой чисто физически. За такой короткий срок возвести капитальные строения при работающих торговых точках невозможно. А потом — далеко не у всех есть сразу такие средства. Тем более что постоянно расширяющиеся торговые сети набрали силу и вступили с рынками в серьезную конкуренцию, существенно повлияв на их розничный товарооборот. А тут и кризис подоспел, о котором, принимая закон, и не думали. Так, может, пусть все идет своим чередом? Зачем нам сегодня эти рынки под открытым небом? Все — в супермаркет, где есть огромные парковки, тележки и широчайший выбор продуктов? Осталось-то совсем немного, простая формальность, чтобы рынки свалить окончательно, они теперь, такие, как есть — «неформат», а значит, скоро будут и вне закона.

Кого они кормят?

Мы привыкли к их существованию и не задумываемся, что такое рынок для каждого конкретного города станицы, поселка.

— Ростовский Центральный рынок в год продает 6,5 тысячи  тонн свежайшего мяса от поставщиков — личных подсобных хозяйств, мелких фермеров. Все вместе супермаркеты города столько не продадут, — говорит Юрий Иванович Муковоз, генеральный директор ЗАО «Центральный рынок». — У нас всего лишь 15 процентов всего объема — беконное мясо крупных комплексов, и то в те периоды, когда из-за карантина закрывается какой-либо район.

Это делается для того, чтобы не поднималась цена на продукт, не пустовали места на рынке, не оставались без работы реализаторы. Как только карантин снимают — все становится на места.

А кто подсчитает, сколько продают на рынке местной продукции — свежей зелени, овощей и фруктов, — прямо с грядки? И ведь эти продукты — не замороженные, не обработанные для длительной перевозки специальными химикатами, это — большой плюс рынка.

Рынок дает работу и кормит не только тех, кто стоит за прилавком, но и тех, кто эту продукцию на прилавки поставляет. Это тысячи рабочих мест, если речь идет о таком рынке, как ростовский Центральный, и сотни, когда речь идет о рынках районного масштаба. Только в Ассоциации рынков Ростовской области, объединяющей 45  разного рода ООО, ЗАО, муниципальных и даже рынков, принадлежащих потребительской кооперации, более 30 тысяч торговых мест. А чтобы подсчитать, сколько человек обслуживают эти места, то спокойно эту цифру можно увеличить втрое. И куда в случае закрытия пойдут все эти люди, зачастую — предпенсионного возраста, утратившие в силу обстоятельств другую квалификацию?

Но самое главное: рынок кормит тех, кому не по карману еда из супермаркетов. А мы не забыли случайно мелких фермеров, владельцев личных подсобных хозяйств? Тех, кто еще живет в селе и копейку имеет, торгуя на рынке продукцией, выращенной на собственном подворье? Куда им девать те самые 80 процентов овощей и фруктов отечественного производства? Кому предлагать молоко, творог, сметану? Первый лучок и петрушку? В супермаркеты их продукцию никто не возьмет. Туда с большим трудом крупные наши переработчики пробиваются. Сколько селян сразу лишится своих доходов?! А мы, горожане, тем временем «подсядем» на иностранную продукцию…

И колорит, и выгода

Рынки — это форма торговли, сформировавшаяся не за десятки лет, а за века, тысячелетия. У них — свои традиции, свой колорит, которые стали неотъемлемой частью нашей жизни. Почему в цивилизованной Европе наряду с крупными магазинами сохранились рынки под открытым небом, где у каждого продавца — своя палатка или прилавок? Такие рынки есть во Франции, в Испании, в Германии, Финляндии. В небольших городках на муниципальных площадях с раннего утра торговцы раскидывают палатки, к шести вечера их убирают, и на той же площади гуляет и танцует народ. А утром — снова бойко идет торговля. И всюду чистота и порядок. Почему же на территории нашей огромной страны надо всех подстричь под одну гребенку? К примеру, на Севере, в том же Норильске, без крытого рынка не обойтись. А в Ростовской области, на юге — вполне. Тем более — в районах, где к обеду вся торговля уже сворачивается.

На Центральном рынке Ростова недавно появился новый павильон для торговли овощами и фруктами. Слов нет — он очень хорош и удобен. Как рассказал президент Ассоциации рынков Ростовской области Юрий Муковоз, в  его строительство вложено 45 миллионов рублей.

— Чтобы затраты на этот павильон окупились хотя бы в течение 10 лет, торговое место в нем должно стоить как минимум 800 рублей, — сетует Юрий Иванович. — Но ведь люди оттуда уйдут. Цена на товар подскочит. Оставили цену в 200 рублей за место.

Важный момент: на Центральном рынке программа реконструкции рассчитана на 10 лет. А закон требует выполнить весь объем работ до 2012 года…

И закон исполнить, и рынки спасти

Рынки не хотят сдаваться сетям, прогибаться под закон, который грозит им закрытием. Ассоциация рынков Ростовской области пытается добиться внесения изменений в статью 24 закона «О розничных рынках», которая регламентирует сроки окончания всех работ.

С этой целью Ассоциация обратилась к депутатам Законодательного собрания с просьбой выйти с законодательной инициативой в Государственную Думу. В части третьей статьи 24 закона о рынках члены ассоциации предлагают дать право субъектам Российской Федерации устанавливать сроки капитального и некапи­тального строительства розничных рынков в соответствии с архитектурными, градо­строительными и строительными нормами и правилами, с проектами планировки и благоустройства территории субъекта Российской Федерации и территории муници­пального образования. Часть 4-ю, где речь идет о сроках, предлагают признать утратившей силу.