На моих глазах Магомед Газиевич Асадулов мнет блестящий кожаный сапог. Потом легонько ударяет по нему, и сапог выпрямляется.

— Нигде в стране больше такой обуви не делают, — уже поглаживая сапог, говорит Асадулов.

Магомед Газиевич — главный инженер ЗАО «Дон­обувь», а сапоги, которые он демонстрирует, — предмет гордости всего предприятия.

Чего только солдаты  из роты почетного караула не делали раньше, чтобы их обувь, когда они шагают по Красной площади, выглядела хорошо. Говорят, сапоги даже гладить приходилось. Выполненные из мягкой кожи, они легко мялись. Сегодня сапоги для роты почетного караула поставляют только с «Донобуви». Делаются они вручную, из натуральных материалов, даже подошва у них кожаная. Такую обувь и носить удобно, и выглядит она хорошо. 

Почти то же можно сказать о другой продукции «Дон­обуви». Вся она выполнена из натуральных материалов. Но встретить в продаже обувь этих производителей невозможно. «Донобувь» работает исключительно на оборонную промышленность. От сапог  и портянок армия отказалась, поэтому для солдат на предприятии шьют ботинки. Модели разные: с учетом температуры, местности, специфики войск. Уже второй раз поступает заказ на кроссовки. Размеры — от тридцать пятого до пятьдесят второго. Для офицерского состава шьют туфли, сапоги, ботинки и тоже все до одной модели разные, с учетом специфики.

— У нас принцип, — рассказывает Магомед Газиевич, — к работе приступать только в хорошем настроении. Тогда и обувь будет что надо выходить. Мысли о том, чтобы плохую продукцию выпускать, ни у кого из нас возникнуть не может. Эти ботинки будут носить наши ребята. С каким тяжелым сердцем в девяностые годы я отпускал одну за другой партии обуви в Чечню! Единственное, чем мы могли помочь солдатам: сделать нашу работу качественно.

Качество продукции на предприятии гарантируют почти стопроцентное. Вслед за реформами в армии идет постоянная модернизация и на «Донобуви». Лет пятнадцать назад это было одно из первых в мире предприятий, где появилась полуавтоматическая линия по вулканизации подошв и прямого литья резины фирмы «Десма». Благодаря этой машине участие человека в процессе, когда подошва крепится к заготовке, становится минимальным, затрат производится меньше, а брака, можно сказать, не бывает.

— Сегодня выиграть конкурс на заказ военной продукции непросто, — рассказывает Нина Александровна

Пикова, генеральный директор ЗАО «Донобувь» (на фото). — Если розничная торговля все дальше уходит от лицензий, регламентов и прочих нормативов, то военная промышленность в этом плане только ужесточает требования. Участвовать в конкурсах теперь, не в пример девяностым годам, могут только солидные, зарекомендовавшие себя предприятия. Обувщикам приходится или идти в ногу с требованиями, или уходить с рынка госзаказов.

О последнем Нина Александровна не помышляет. Когда грянул последний кризис, на «Донобуви» его почувствовали слабо. В свое время организация полностью перешла на систему госзаказов. Предпринятый более десяти лет назад ход помог выстоять «Донобуви» и в этот раз. Конечно же, повсеместный спад в экономике ощутили. Заказов стало меньше. Однако для предприятия важно было хотя бы не останавливаться.

— Трудности — вещь временная, — рассказывает Нина Александровна. — Настоящий кризис на производстве начался бы тогда, когда не стало бы коллектива. Важно было сохранить рабочих. Нужно было, чтобы они каждый день приходили на работу, ежемесячно получали зарплату. Поэтому я заключила убыточный для нас на тот момент договор. Главное, он позволял загрузить работников, а зарплату мы выплачивали из резервных накоплений.

О трудностях Нина Александровна знает не понаслышке. Она  возглавила «Донобувь» в середине девяностых. На предприятии уже полгода зарплату не платили. Новый директор решила, что спасет предприятие стабильный госзаказ. А чтобы рабочих поддержать здесь и сейчас, решила ввести систему общепита.

До сих пор все сотрудники «Донобуви» ежедневно бесплатно обедают. Это почти шестьсот человек. Еще недавно их было восемьсот. Закупка нового оборудования привела к оптимизации производства. Этот шаг для предприятия стал не только выгодным, но и необходимым. Молодежь сегодня неохотно идет на фабрики. Старое поколение уходит на пенсию. Так что, заменив оборудование, даже никого увольнять не пришлось.

В 2002 году в состав «Дон­обуви» вошла «Таганрогская обувная фабрика». Когда она обанкротилась, предприятие Нины Александровны выплатило за нее все долги. Сохранило коллектив. Переоснастило оборудование. Несколько лет назад таким же образом в состав «Донобуви» вошла «Сальская обувная фабрика».

Действует у «Донобуви» и экспериментальный цех. Там выпускается обувь нестандартных размеров для руководящего состава. Подход к клиентам при ее изготовлении используется исключительно индивидуальный. Снимается мерка, подбирается колодка, делается пара. Когда-то в этом цехе по просьбе одного генерала даже комнатные тапочки сделали. У пожилого военного сильно уставали ноги. А раньше, он помнит, выпускали тапочки специально для генералов. Они были очень удобные. Военный описал, какими были тапочки. Специалисты сделали их по описаниям. Генералу угодили, а эта модель до сих пор пользуются спросом.

— При таком скрупулезном внимании к потребителю вы, наверное, могли бы и в розничной торговле занять неплохие позиции, — говорю Нине Александровне. — Кстати, на рынке «Темерник» в Ростове можно в нескольких точках встретить обувь якобы вашей марки. Между прочим, хорошая обувь.

— Встретить наши изделия на рынке невозможно. Мы работаем только на госзаказ. Но на Дону есть действительно хорошие производители.  Если наше имя помогает им реализовать продукцию, могу только порадоваться. Что касается торговли в розницу, ее я просто-напросто боюсь. Чтобы в ней участвовать, нужно быть хорошим маркетологом, человеком рисковым. Позволить себе рисковать я не могу, потому что на мне лежит ответственность за судьбы многочисленных сотрудников предприятия. Я выбираю госзаказ, потому что это надежно, а я за надежность во всех отношениях.