Cамая большая награда для Александра Калинина, когда после его занятий приходят родители и наперебой рассказывают: «Представьте! Пришел со школы и сам (сам!) сел за уроки». Или: «Раньше мы стих учили целые выходные, а теперь за полчаса справляемся». В чем секрет педагога? Александр уверяет, что в нем самом: сначала он был двоечником, потом стал учителем начальных классов, чуть позже приобрел специальность психолога. В общем, трехсторонний подход к нерадивому ученику имеет.

Судьба шептала

Все началось с проблемы. Молодому учителю дали трудный третий класс. Дети не то что решать задачи, читать их условия не могли толком. Александр понял: нужно в срочном порядке научить детей читать быстро.

Взялся за литературу. Нашел методики. К концу года успеваемость в классе выросла. Но Калинин из школы ушел. Уж очень зарплата низкая была. Работал в университете, милиции, исправительной колонии. Попутно получал специальность психолога по работе с детьми, имеющими отставание в развитии.

Все это время его не отпускала мысль по усовершенствованию методик, прививающих навык чтения. Ведь чтение — главный инструмент, который мы используем, когда учимся или работаем. Плохо читающий ученик, как правило, отстает по всем предметам. Он не успешен. Это откладывает отпечаток на всю жизнь.

К тому же в тюрьме, где работал психологом, Александр как­то заметил одного заключенного. Тот не умел читать. Калинин предложил его научить. Заключенный согласился. Через месяц ученик читал бегло, а через три ­ писал письма на восемь страниц. Почувствовал вкус к чтению, к учебе. Привил бы ему его кто­нибудь раньше, возможно, тот так бы и не узнал, что такое тюрьма. А у Александра в очередной раз что­то словно щелкнуло: его призвание не в колонии работать, а детей учить.

Александр собрал все свои наработки и организовал их в стройную методику. Название дал, на первый взгляд, странное — «Чтение без чтения». Америку, говорит педагог, не открыл. Просто собрал определенные данные и понял, на что обратить внимание, чтобы ребенку стало легче учиться. Именно учиться. Потому что в процессе занятий, прежде всего, вырабатывается внимание, а уж потом навык быстрого чтения. Кроме того, специалист подчеркивает: его разработка имеет исключительно научную основу.

Ребенок ­не космонавт

Вот и когда к Александру родители приходят первый раз с проблемами своих детей, он знакомит их исключительно с научными фактами. Например: когда ребенку, читающему по слогам, дают незнакомый текст, то уже через пару минут все его психофизиологические показатели сопоставимы с показателями организма космонавтов при старте. Или: дети могут удерживать внимание только 1,5-2 минуты, а взрослые ­ только 7. Дальше внимание начинает рассеиваться.

Вы же не поднимаете 200 кг, если не можете поднять 100? — резонно спрашивает родителей Александр. — А ведь заставляете читать детей по полчаса?

Родители виновато соглашаются, зато когда с детьми начинают заниматься по методике «Чтение без чтения», уже ничему не удивляются. А могли бы. На занятиях по скорочтению самим чтением занимаются всего 5-­10 минут, да и урок длится самое большее полчаса.

С каждым новым ребенком Александр сначала проводит тест. Выявляет работоспособность нового ученика. Пытается поймать момент, когда ребенку легче всего сосредоточиться. И вот за эти полторы­две «пойманные» минуты просит выполнить его довольно простое задание. Ученик с успехом справляется. Ему нравится, что у него все получилось. В следующий раз временные границы выполнения задания учитель немного расширяет, и ребенок этому не противится, ведь у него получается, он готов приложить усилия для достижения успеха. Здесь включается еще один важный механизм.

В процессе курса вырабатывается воля, ­ поясняет Александр. — Ребенок способен заставить себя сосредоточиться ­ ведь он в итоге выйдет победителем. Почему бы не приложить усилия? Например, после нескольких занятий дети семи лет могут уже вычеркивать гласные из слов, не делая ни единого пропуска, в течение 10­12 минут. На это не каждый взрослый способен. Эти дети смогут сконцентрировать свое внимание и в школе. Важный, определяющий момент, между прочим. Ведь сегодня, к сожалению, у учителя нет возможности обратить внимание на ребенка. Учителю нужно «гнать» программу.

Не хватает «Сороки-­белобоки»

Хотя, по мнению Александра, и в самой школьной программе сегодня нет ничего страшного. Беда, по его мнению, не в тех объемах, что теперь предлагают освоить школьнику, а в том, что сегодня у детей не развито внимание. Нет условий для его развития: за хворостом они не ходят, ягоды не собирают, с бабушкой носки не штопают, и даже родители с ними разговаривают мало. В образовании же, что обидно, технологии, способные прививать навыки обучаться быстро, почти не используются.

 Деревенские дети на самом деле идут в школу более подготовленные, ­ говорит Александр. — Они помогают управляться по хозяйству. Они открывают калитку, закрывают. Насыпают зерна, перебирают их. То есть совершают больше действий руками. В городе же дети смотрят мультики или сидят за компьютером, а это пассивные действия. Только через активность ребенка, его речь и действия руками происходит развитие внимания. Сухомлинский говорил, что ум ребенка находится на кончиках его пальцев. Рука связана и с речевыми зонами мозга. Все очень тесно переплетено. Кстати, помните игру с пальчиками для малышей «Сорока­белобока»? Если бы мы делали хотя бы две трети из тех упражнений, что придумал наш народ за тысячелетия своего существования, у нас бы все дети вундеркиндами были.

Поэтому строит свои занятия Александр во многом по примеру этих самых вековых игр и упражнений. Задействует руку, речь и мозг. Ребенок совершает руками определенные действия, например, выписывает в воздухе восьмерку, скороговорки проговаривает, каллиграфически писать учится, вычеркивает буквы из текста. Все вроде бы просто, а результат налицо. Кто читал по слогам, достигает скорости чтения в 120-­150 слов в минуту, кто лучше читал — доходит до 350. В результате, ученики начальных классов начинают справляться с домашним заданием за час­полтора. 

Думайте сами

Специалист уверен: по его схеме с детьми следует заниматься не раньше, чем лет с семи. В более раннем возрасте легко навредить.

Сейчас модны методики раннего развития, ­высказывает свое мнение Александр, ­ по ним, как правило, подтягивают показатели ребенка до определенного уровня, но кто задумывается о его состоянии?.. Кисть только с семи лет начинает костенеть. До этого нагрузки на нее должны быть крайне умеренными. А вспомните про нагрузки, как у космонавта! Какими болезнями это может аукнуться в будущем? Дошкольника нужно подготовить к получению знаний, обеспечить условия для развития. У него должен быть режим дня, какие­то небольшие обязанности, среда, позволяющая как можно больше работать руками, узнавать окружающий мир, но только не через телевизор или компьютер. Если построить воспитание таким образом, к моим услугам прибегать не придется. 

 P.S. Более полную информацию о методике «Чтение без чтения» можно получить на одноименном сайте или по телефону 8­928­776­27­94.