Юрий Погребщиков уже несколько лет является представителем Торгово­промышленной палаты Ростовской области в США. Живет в Пенсильвании. Реально ли наладить сотрудничество между Палатами? И, как следствие, между бизнесом таких разных и территориально далеких регионов двух стран?

Штат Пенсильвания и Ростовская область обладают практически одинаковыми территориями и занимают одинаковое, 33­е место, по этому показателю в своих странах. Это ­университетские центры. На обеих территориях преобладающим сегментом экономики является сельское хозяйство. И даже наши проблемы с преодолением последствий закрытия шахт Восточного Донбасса во многом схожи с проблемами, которые пришлось пережить Пенсильвании во время закрытия металлургических производств.

В настоящее время на проработке руководства нашей Палаты находится план обмена делегациями Палат на самом высоком уровне. В результате таких контактов, я надеюсь, появятся и совместные документы, способствующие созданию комфортных условий для донского бизнеса в Пенсильвании, а американского ­ в Ростовской области.

Наше представительство имеет определенный опыт в организации участия представителей России в различных выставках, проводимых в Америке. В начале июня этого года в Питтсбурге, штат Пенсильвания, пройдет ежегодное шоу предпринимателей. Это шоу является, пожалуй, самой крупной в мире площадкой, где организован цивилизованный контакт между носителями ноу­хау и инвесторами. Небольшой опыт участия наших изобретателей в шоу в Пенсильвании продемонстрировал востребованность их разработок. Два года назад изобретатель из Новочеркасска Галина Андрейчикова была удостоена Золотой медали за разработки в области антикоррозийных покрытий. И это при том, что наше представительство на шоу было в десятки раз меньшим, чем у азиатских развивающихся стран или стран Восточной Европы и Южной Америки. Формированием делегации Ростовской области для участия в этом мероприятии в настоящее время и занимается ТПП РО.

Наше представительство в Штатах готово обеспечить сопровождение любых проектов ростовских предпринимателей в Америке.

Что касается отношений между  бизнес­сообществами… Бизнес устремляется туда, где ему более комфортно. Сказать, что американскому бизнесу комфортно в России, сейчас сложно. Модель американской финансовой отчетности не знает себе равных по прозрачности и удобству контроля акционерами. Бизнес в связи с этим успешно функционирует и при 6­8% рентабельности. Понятно, что подобный уровень рентабельности не может покрыть коррупционные издержки ведения бизнеса в России. А «откаты» невозможно спрятать в отчетности, которую публично надо представлять в Штатах каждый квартал. Да и не будут американцы строить отношения с коррумпированными чиновниками, как это умеют делать немцы, итальянцы, китайцы. У них, американцев, школьники не знают слово «шпаргалка», а контроль за бизнесом государства и гражданского общества ­ тотален.

Немало вреда принесла и финансовая интервенция из нашей страны начала 90­х прошлого века. Приобретенный за большие деньги бизнес в Америке управлялся россиянами весьма непрофессионально, часто не по законам Штатов, а по «понятиям». Конечно, все эти начинания потерпели крах, и это не могло не сказаться на уровне доверия к российскому бизнесу в Америке.

Но именно потому, что эти проблемы существуют, в разрешении их и есть заитересованность предпринимателей России и Америки. Объем потребности России в продвинутых технологиях, которыми заслуженно гордится Америка, настолько велик, что это не может не быть привлекательным для американского бизнеса. Да и отмена пресловутой поправки Вэника – Джексона, которая, безусловно, последует за вступлением России в ВТО, обязательно повысит взаимный интерес бизнеса друг к другу. Важно уловить эти тенденции, не опоздать. Четыре года работы представительства ТПП РО в США дает нам такой шанс. Надо не упустить его.

­Чего, по Вашему мнению, не хватает российскому и ростовскому бизнесу, в частности, чтобы привлечь внимание иностранных партнеров?

Нам не хватает защищенности бизнеса от коррупции. Равноудаленности его от власти. Зачастую успешность бизнеса связана с конкретными персоналиями во властных структурах. Но они не вечны, а, следовательно, такой бизнес ненадежен и непривлекателен. Не хватает прозрачности в финансовой деятельности, к которой привык бизнес в странах с развитым гражданским обществом и давно сформировавшимися рыночными отношениями. Но это все, я уверен, болезни быстрого роста нашего рынка. Их можно победить, если власть действительно осознает коррозирующие для нашего общества последствия подобных явлений и будет осознанно и последовательно бороться с ними. Но станет она это делать только под воздействием институтов гражданского общества, в формировании которых и есть наша сегодняшняя главная заинтересованность.

­Юрий Борисович, так ли все хорошо в американском бизнесе, как мы об этом привыкли думать?

­Я не занимаюсь бизнесом в Америке и вряд ли в полной мере представляю весь спектр его проблем. Мне они видятся примерно такими же, как и у нас, только государство предлагает более широкий ассортимент инструментов, с помощью которых бизнес эти проблемы решает. Так же сложно, например, начинать свое дело с нуля при отсутствии стартового капитала. Осложнен доступ к кредитам. Особенно это проявилось в посткризисный период. Банки практически свернули кредитование «в длинную» под бизнес­проекты. Одной, и может главной, причиной грянувшего в 2008 году кризиса стала очевидная переоценка аудиторскими компаниями США залоговых стоимостей. Недостаточной считает общество социальную ответственность американского бизнеса, особенно большого. Под «пресс» гражданского общества попали компании, получавшие сверхприбыль в период кризиса. Все это публично признается властью. В частности, президент Америки неоднократно высказывался в поддержку движения «Захватим Уолл­Стрит», рассматривая его как некий посыл гражданского общества, требующий реакции власти.

­Как вступление России в ВТО отразится на российских и донских производителях, в частности?

­Застанет это событие наших производителей, конечно, в разной степени готовности к требованиям ВТО. И думается мне, что тот, кто ждет сейчас чего­либо, уже опаздывает. Каждый серьезный товаропроизводитель должен уже сейчас иметь объективную оценку состояния своего производства и представлять, что ему предстоит делать в условиях глобализации. А ВТО — это, безусловно, продукт, порожденный глобализацией. Основное правило этого состояния гласит, что выживает тот, у кого лучшие соотношения цены и качества. И, следовательно, на основании оценки технологии, затрат и конкурентоспособности своего производства у каждого должен быть разработан бизнес­план, реализация которого даст возможность состояться в условиях глобализации. Экстремальные ситуации (а в зависимости от уровня готовности к грядущим изменениям каждый товаропроизводитель ощутит эту экстремальность) имеют одну особенность: они способствуют «прорывам» креативных идей. Причем это происходит там, где технологии и уровень управления ими наиболее отсталый. Именно там аккумулируется энергия прорыва. А таких зон в нашей промышленности, да и в сельском хозяйстве хоть отбавляй… Значит, можно ожидать притока свежих идей…