Два года назад я писала о семье Тарасюк. В 90-е годы они занялись торговлей на рынке от безысходности. Да так до сих пор и торгуют — и муж, и жена. Каждый день в 3 часа ночи едут на оптовый рынок, покупают овощи на продажу. Уезжают домой не раньше шести. Жить в таком ритме тяжело, но торговля позволила поднять детей, дала чувство уверенности в завтрашнем дне. Работают ли Тарасюки сегодня? Согласно цифрам, озвученным на собрании Ассоциации рынков Ростовской области, начиная с этого года 20% торговых мест на рынках опустело…

С рынков ушло немало индивидуальных предпринимателей, кто, как Тарасюк, закупал и продавал товар своими силами. Стоять за прилавком стало невыгодно. Во-первых, возросли пенсионные взносы для ИП. Во-вторых, на рынке стало меньше покупателей. Городские базары в этом году перешли в капитальные здания.  Затраты на стройку изменили стоимость мест. Продавцы, конечно же, повысили цену на товар. Часть покупателей ушла с рынка. 

Вслед за ними ушли продавцы. Безработных стало больше. О борьбе с безработицей, о необходимости создавать новые рабочие места говорят много, но сделают ли что-нибудь, чтобы сохранить старые, чтобы рынки остались рынками? Возможно, понизят ставку взносов в Пенсионный фонд. По крайней мере представители региональной власти и инфраструктуры, поддерживающей бизнес, оптимистично оценивают перспективы на этот счет. Но вот внести изменения в закон о рынках за 6 лет так и не получилось. Через общественные объединения и политические партии рыночники пытались настоять на том, чтобы решение о возведении капитальных строений на территории рынков принимали региональные, а не федеральные власти. Однако за 6 лет этого так и не случилось. Законодатели упорно настаивают на формулировке «капитальные здания и сооружения» применительно к рыночным строениям, в то время как, например, торговые центры могут размещаться в конструкциях без фундамента. В результате этого затраты рынков на организацию торговли выходят в разы выше, чем у торговых центров. Исчезает сам принцип «рыночности», когда без особых хлопот и затрат можно начать торговать. Особенно этот момент важен для сельхозпроизводителей, торгующих сезонной продукцией, а также для покупателей, старающихся ее приобрести.

Где же можно будет купить местные овощи, фрукты? В торговые центры селяне их не повезут: снять павильон на месяц или неделю никто не позволит — такие уж условия торговли. Тем более местным помидорам и сметане не попасть в торговые сети. На их полках оказываются товары только очень крупных производителей. На селе же сейчас выращиваются и производятся совсем не те объемы продукции, взять хоть частников, а хотя бы и небольшие хозяйства. Получается, что купить свои продукты можно будет только на ярмарках. Но что такое ярмарка? 

Во-первых, это явление временное. Открываются они на 180 дней, бывают ярмарки выходного дня. Во-вторых, на них отсутствует система ветеринарно-санитарного контроля. Ответственность организаторов и участников ярмарки минимальна. Ярмарки не могут быть универсальными, исключительно специализированными.

Теоретически можно ужесточить требования к ярмаркам. Но фактически тогда их нужно «дотягивать» до состояния рынков. Зачем — когда рынки и так есть? Можно надеяться, что наше село будет поставлять свои товары и в торговые центры, и в сети. Но какого тогда они будут качества? Мы, покупатели, уже из опыта знаем, что качество продуктов «с рынка» и из супермаркета не сравнить! Сети ведь берут «объемом» продаж, качество отходит при этом на задний план. Для понимания достаточно принять к сведению один факт. В ближайшее время в нашу страну ожидается приход американской торговой сети Wal-Mart. По данным мирового рейтинга компаний Fortune-500, обороты самой крупной российской компании «Газпром» почти в десять раз меньше…

Удивительно, постоянные обращения рыночников к правительству страны по поводу внесения изменения в закон о рынках, в ФАС — о необходимости уравнять требования к рынкам и другим объектам торговли – успеха не имели. Между тем представители рыночной торговли не опускают руки. Члены Ассоциации рынков Ростовской области по-прежнему стараются достучаться до властей и общественности. Конечно, это сложно. Застройка базаров на руку очень значимым силам, иначе как можно объяснить то, что за шесть лет рынкам так легче и не стало, а вот сетевых магазинов не хватает разве что в хуторах на 200 жителей? Но ведь за рынками стоят люди: продавцы и покупатели – мы с вами.

Кстати, у Тарасюков все по-прежнему. Их жизнь не поменялась: с них не стали брать больше за аренду места, а значит, не стало меньше и покупателей. Но так ведь и торгуют они на крупном рынке, приступившем к строительству почти десять лет назад. И что-то менять им будет непросто — не первый десяток лет за прилавком. Поэтому и позиция у предпринимателей соответствующая: «А куда же мы денемся с подводной лодки?»

P.S. По сведениям Росстата, за прошлый год количество рынков по стране сократилось на тысячу объектов.