В Таганроге, как, впрочем, и по всей России, малое предпринимательство особого рода.

В 90–х годах это был единственный способ выживания для десятков тысяч работников и специалистов закрывшихся таганрогских предприятий. Не произойди в промышленности того катастрофического спада, который был в «лихолетье» реформ, эти люди ни за что не пошли бы за прилавок. Может быть, поэтому наш таганрогский (и российский) малый бизнес столь разительно отличается от того же американского. Кто и как там создавал предпринимательские структуры?

Например, знаменитый Форд вывел на рынок автомобиль, Эдисон — электрические приборы, а Билл Гейтс перевернул мир, сделав персональный компьютер доступным практически для каждого человека. У нас все иначе. Мы едем в Турцию (варианты стран и оптовых рынков, полагаю, наши бизнесмены дополнят сами). Закупаем товары зарубежных производителей. И с накруткой перепродаем на «Кравчуке» и «Радуге» (таганрогских вещевых рынках), в лучшем случае — в собственном магазинчике на Петровской улице. В результате турецкий и китайский производственный бизнес развивается семимильными шагами, а наше таганрогское производство товаров успешно загнивает.

В середине двухтысячных годов я брал интервью у директора таганрогской швейной фабрики. Кстати, вполне себе нормальное производство, которое добросовестно следовало за рыночными тенденциями. Но удержаться на рынке — это была почти непосильная задача. Перед лицом импорта — чаще всего контрафактного и потому дешевого — наш производитель практически бессилен. Ему приходится нести неподъемные расходы: платить высокую арендную плату, амортизационные отчисления, покупать энергию по драконовским расценкам родных монополистов, платить немалые налоги с «белых» зарплат, и прочее, и прочее. В результате себестоимость продукции выше, чем у того же турецкого или китайского ширпотреба. Учтите: на все это директор швейной фабрики жаловался в 2005 году, еще до кризиса, тогда условия для производства были даже лучше, чем теперь. Что же сегодня? По данным структур, отслеживающих ситуацию в таганрогском предпринимательстве, в 2013 году в Таганроге не было создано ни одного малого производственного предприятия. С одной стороны, сказывается повышение налоговой нагрузки (выросли те же пенсионные отчисления). С другой — отсутствие финансов для развития (хотя наши банкиры и уверяют, что получить кредит на создание производства можно без проблем). Кроме того, идет массированное наступление на местный рынок крупных торговых сетей. В результате сбыт продукции собственно таганрогского производства затрудняется.

По данным компетентных структур, за последние полтора года из малого бизнеса вышли примерно 20 процентов предпринимателей. Причем по Таганрогу, как было сообщено на совещании с участием губернатора РО, ситуация даже хуже, чем в Ростовской области. По классическим законам экономики эти отставные предприниматели должны влиться в ряды безработных. Но официальные данные свидетельствуют, что безработица в Таганроге не растет. Значит либо эти люди продолжают работать «в тени», либо у нас выросла так называемая скрытая безработица. И то, и другое, понятное дело, росту экономики в Таганроге никак не способствует.

Необходимо сказать и еще об одной характерной особенности таганрогского бизнеса. Почему, например, находится при смерти знаменитый ТАГАЗ? Вот одна из причин: вокруг этого завода так и не сформировалась сеть небольших предприятий, которые производили бы по заказам автозавода всевозможные комплектующие. Конечно, в определенной мере в этом виноват и сам ТАГАЗ: не торопился с локализацией производства. Но есть и другая причина — психология наших таганрогских предпринимателей. Для них съездить в Турцию за товаром и перепродать в России куда проще, чем приобрести пару станков и наладить производство деталей, необходимых крупным предприятиям. Мы не создаем бизнес на века, с большой перспективой, такой бизнес, который можно было бы передать своим детям и внукам. Мы стремимся получить прибыль здесь и сейчас и в лучшем случае вложить ее в квартиру, дом, машину, потратить на заграничные вояжи. Живем–то один раз!

Почему турки и китайцы смогли наладить у себя массовое производство того же ширпотреба? Как уверяют люди, бывавшие в этих странах, там чуть ли не в каждой хижине «клепают» микросхемы, шьют одежду, обувь. Психология другая, философия конфуцианства, скажете вы? Или им меньше, чем нам, мешает государство? Так, в Китае до сих пор коммунизм, а у нас уж четверть века свободный рынок.