Среди увлечений исполнительного директора Южного регионального банковского клуба (ЮРБК) Михаила Самуиловича СОСИНА бонистика – на одном из первых мест. К собиранию давно уже не ходящих дензнаков и ценных бумаг интерес у него во многом профессиональный. Ведь так экзотически сегодня выглядящие старые бумажные деньги, типа каких-нибудь «донских колокольчиков», выпускавшихся в гражданскую вой­ну Ростовской конторой Госбанка, или облигации некогда могущественных, но давно почивших банков – это настоящие исторические документы, иллюстрирующие развитие банковского дела на фоне жизни страны.




– Заметьте, солидные банки по-прежнему придерживаются правил, выработанных в стародавние времена… – Михаил Самуилович показывает на помещенную в рамку внушительных размеров старую облигацию. – Достаточно прочитать изложенные тут условия. В частности, касающиеся выдачи ссуд под залог недвижимости…

– А у несолидных банков отбирают сегодня лицензии…

– Не станем обобщать. Сегодняшние процессы, они имеют значительно более сложную природу. Хотя бы потому, что сейчас банки связаны между собой значительно жестче, чем прежде. Понятие «банковская система» обрело буквально зримые очертания. Достаточно назвать сеть электронных платежей и обслуживающих эти платежи банкоматов. Случается что с этой сетью, ее процессинговым центром – и это немедленно отзывается на клиентуре банков. И прежде всего – на рядовых гражданах.

– Вы хотите сказать, что нынешние шаги Центробанка по лишению лицензий целого ряда кредитных учреждений отозвались далеко за пределами стен проблемных банков?

– Именно так. Вот пример. Рабочие крупнейшего ростовского предприятия получают зарплату на карточки через один ростовский банк. Но получают наличные они через сеть банкоматов, управляемых процессинговым центром, принадлежавшим небезызвестному «Мастер-банку».

И когда Центробанк отобрал у того лицензию, банкоматы, естественно, стали. Это послужило поводом для людей подозревать в несостоятельности не «Мастер-банк», а именно ростовский банк. Клиенты бросились туда спасать свои деньги, в массовом порядке снимая их со счетов. А что такое массовое изъятие вкладов? Такого ни один банк не выдержит. Даже самый мощный и благополучный. Нет, в таких деликатных делах не должно быть действий, поселяющих в населении даже призрак паники. А этот процессинговый центр обслуживал по стране 260 региональных банков.

– Слава богу, паники большой не случилось...

– Да. Однако согласитесь, что в принципе полезные, но топорно исполняемые решения способны подорвать доверие населения к банкам. И прежде всего – к банкам региональным.

– Но таких-то, чисто донских банков практически уже и не осталось...

– Сейчас на Дону работают примерно 112 кредитных учреждений. Из них всего 16 – формально самостоятельные, так называемые местные банки. А так называемые они потому, что давно уже принадлежат сторонним структурам. Например, «Донхлеббанк» куплен питерцами, «Капиталбанк» – литовцами. «Сельмашбанком» давно владеют москвичи... Насколько я в курсе, «независим» пока «ДонТексбанк». Но какие у него перспективы? Нерадостные, если учесть, что в самом начале будущего года скоро должно вступить в силу требование Центробанка, согласно которому минимальный размер банковского капитала должен быть увеличен до
300 млн. рублей. Возникает вопрос: все ли банки в состоянии соответствовать этому критерию? И потом: почему 300 млн., а не 500 или 250 млн., или
1 млрд.?? Откуда вообще взялась эта цифра? А, главное, для чего все эти требования?

Вразумительного ответа на эти вопросы ни я, ни мои коллеги, сколько ни пытались, получить не смогли. Подозреваю, что в аппарате ЦБ ответов просто не знают. Мера откровенно произвольная. Это все равно, что остановить на улице группу из 300 человек и сказать: «Всех, у кого не голубые глаза, – расстрелять!» А смысл в чем?

– Вероятно, таким образом пытаются как-то ограничить рост числа банков...

– Хорошо. Ограничили. Но кто от этого выиграет? Государство? Отнюдь. Государственной копейки в расходах по содержанию коммерческих банков нет. К тому же всем бюджетным организациям запрещено сегодня держать счета в таких банках. Опять же непонятно почему...

Вопросов, как видите, возникает масса. И по части законодательного и нормативного обеспечения банковской деятельности, и по налогообложению. И все проблемы требуют решения.

– Так, может, нынешние действия Центробанка и направлены на решение назревших проблем? Можно ли говорить, что мы имеем дело с санацией банковской сферы?

– Сами посудите: в минувшем году лицензии были отозваны у 27 банков. Уже отозваны лицензии у двух банков и одной небанковской кредитной организации. Продолжается этот процесс и в году наступившем. Но не стоит считать это какой-то новостью. Тенденция к сокращению числа банков восходит еще к временам Кудрина. Он, как известно, управлял российскими финансами до 2011 года, более десяти лет.

На мой взгляд, совершенно неоправданная тенденция. Нет никакого реального смысла в искусственном сокращении количества банков. Ведь банки у нас все разные и под разные задачи создавались. Кто-то кредитует масштабные проекты, кто-то – как правило, региональные банки – «заточен» под работу с населением или с малым и средним бизнесом. Так и пусть себе живут! Если банку суждено «умереть», лучше если это произойдет естественным путем. Надо лишь помнить: искусственное причесывание региональной банковской системы под одну финансовую гребенку ни в коем случае не идет на пользу экономике конкретной территории.

А ведь постоянно такое происходит. Еще в пору кризиса 2008 года, когда на спасение российской банковской системы были брошены триллионы рублей, региональные банки, по понятным причинам не обладавшие великими капиталами, мало что получили. А вернее будет сказать, не получили ничего. Обделяя их, государство якобы пыталось предотвратить увод капитала за рубеж. Хочется спросить: это кем же? Местными банками с их крошечными активами? Никогда не поверю. Хотя бы уже потому, что у многих малых и средних банков не было даже технической возможности выхода за границу.

– А как они тогда банковские операции, требующие такого выхода, совершают?

– Пользуются услугами крупных банков. Последние, как правило, контролируются государством. Но капитал-то как утекал, так и утекает. И не надо говорить, что происходит это за счет малых и средних банков. Механизм и причины явления тут несколько иные. В условиях жестких мер, введенных Центробанком, клиенты просто уходят из малых банков туда, где возможности шире и контроль послабее. Но шире не значит лучше: крупным банкам не с руки заниматься обслуживанием малого и среднего бизнеса. Это им просто невыгодно. А значит, положение этого сегмента экономики в условиях нынешней политики ЦБ будет неизбежно ухудшаться.

– Что же нужно, чтобы этого не происходило? Оставить все как есть?

– Выработать внятную политику. И прежде всего понять, что надзор со стороны регулятора, каковым является ЦБ, не должен безмерно ограничивать свободу действий банков. Отследить опасную тенденцию и предупредить о ней их – да. Но ни в коем случае не вмешиваться в деятельность банка. А вместо этого мы имеем институт кураторов, практически дублирующих председателей правлений банков...

– Своего рода финансовые комиссары...

– Да, но у нас-то не гражданская война идет в банковской сфере! Даже если говорить о санации, то она разной бывает. Скажем, санитарную вырубку леса можно проводить, удаляя действительно больные деревья, а можно одним махом вырубить все сплошняком...

– Совсем как недавно на главной улице Ростова...

– И что мы имеем сегодня в банковской сфере. Не думаю, что в одночасье все те банки, у кого отобрали лицензию, допустили какие-то серьезные нарушения. И не думаю, что руководители их оказались настолько непрофессиональны, что не прислушивались к указаниям и рекомендациям ЦБ. А если не прислушались и не приняли мер к исправлению ситуации, то тут и к регулятору вопрос. Почему смотрели на это так долго и спокойно?

Пока непонятна сверхзадача всего происходящего. Мы что, хотим вернуться к ситуации, когда на всю страну имелось пять государственных банков? Но разве они были так уж легко управляемы? Очевидное заблуждение. Те банки ни в чем не были заинтересованы. Зачем привлекать клиентов, когда знаешь, что всегда клиент придет? Строители – в «Промстройбанк», селяне – в «Россельхозбанк». И так далее...

– Очевидно, что банковская сфера страны и области, в частности, перекраивается. И в этих условиях ЮРБК продолжает участвовать в работе над единой Стратегией развития банковского сектора региона. Насколько продуктивно это в нынешних условиях?

– Необходимость стратегии бесспорна. Хотя потенциал областного уровня ограничен. Но сохраняется возможность через областную власть выйти с законодательной инициативой на федеральный уровень. Или же – направить соответствующие предложения в Центробанк и, таким образом, добиться необходимых изменений.

Именно поэтому ЮРБК не опускает рук и уже внес более двух десятков предложений в будущую Стратегию развития донского банковского сектора. То, что усилия наши не напрасны и что банковское сообщества на нас надеется, подтверждается ростом числа членов клуба. С начала 2013 года количество членов ЮРБК выросло более чем вдвое. Это, наверное, можно считать показателем эффективности работы клуба. И надежды коллег надо оправдывать