Объявленные Западом России санкции у одних встречают непонимание, других смешат, третьих подвигают на шумные демарши. Но при всем при том остаются фактами как выросший отток капиталов за рубеж, так и очевидное предпочтение, которое граждане все более активно оказывают свободно конвертируемой валюте. Сбережения методично переводятся в доллары и евро. И это, пожалуй, признак определенного финансово-экономического неблагополучия. Насколько оно глубоко? И главное: как все происходящее задевает интересы обычных людей? Как вести себя в складывающейся далеко не простой ситуации? Вот вопросы, которые возникали в нашем разговоре с вице-президентом и начальником Ростовского регионального управления Московского индустриального банка Александром ЕЛИСЕЕВЫМ.



— Надо иметь в виду, что любые подобные санкции, а нынешние в особенности — это палка о двух концах. И больно бьет обе стороны. Про ту сторону говорить ничего не стану, а нам следует отнестись к ситуации серьезно.

— Серьезно — это пе­рейти в расчетах исключительно на рубли, как предлагает академик и советник президента Сергей Глазьев?

— Этого как раз при всем желании не получится. Зря, что ли, мы столько лет интегрировались в мировую финансовую систему? Альтернативу этому так просто найти едва ли возможно.

Другой вопрос, что Запад применяет явно запрещенные приемы. Я говорю о шагах, предпринятых международными платежными системами Visa и MasterCard. Они заморозили операции по картам ряда российских банков, что создало существенные проблемы для населения.

— Да, во всяком случае, в Крыму это едва ли не основная сложность. Полуостров почти лишился наличности...

— Эта проблема сегодня наблюдается в большинстве российских регионов. С разной степенью остроты, конечно. Наши банки так настойчиво убеждали людей в преимуществах перехода на кредитные карты, что многие вняли этому, обзаведясь картами — этими инструментами цивилизованных финансовых расчетов. Вот только рычаги управления такими инструментами не у нас в руках оказались. И если наличные деньги никакие американцы отобрать не способны, то в случае с картами картина, как видим, иная... И у людей, естественно, появляются сомнения в самой идее расчетов с помощью карт. Хотя все преимущества этого метода, конечно же, остаются.

— Но сегодня речь идет о создании собственной платежной системы...

— Это, возможно, и вариант. Но всех проблем он не решит. Хотя бы уже потому, что в таком случае людям придется иметь две карты: одну для расчетов внутри страны, другую — для расчетов при поездках за рубеж. То есть определенной зависимости от западных платежных систем все равно не избежать.

Другое дело, что та же Турция едва ли будет в восторге от блокировки карт россиян или даже от полного закрытия границ для выезда наших граждан, о чем уже заявляют отдельные горячие головы на Западе. Ведь Турция зарабатывает на российских туристах — это общеизвестно. Так что повторю: ситуация обоюдоострая и просто требует, чтобы возобладали разум и здравый смысл. Чтобы экономическая целесообразность не приносилась в жертву сиюминутным политическим интересам.

 А с курсом рубля что происходит? Цена на нефть стабильна, на газ — тоже. А рубль подешевел процентов на шесть, не меньше...

— Рубль у нас долго искусственно держали с помощью валютных интервенций. Что было не совсем правильно. Теперь же взяли – и разом отпустили. Но тем не менее: последние торги показывают достаточно устойчивую тенденцию к росту курса рубля. Возможно, Центробанк приступил к решению задачи по стабилизации курса, поставленной правительством.

 Так что вкладчикам делать с их вкладами?

— Вопрос, который не устают задавать клиенты всех банков. В том числе — и Московского индустриального. Рекомендации выдавать, конечно же, дело неблагодарное. Но рискну посоветовать: поскольку мы живем в России и поскольку нет и не предвидится масштабного кризиса, подобного дефолту 1998 года, держите сбережения в рублях. Это вполне искреннее —  ведь банкам, по большому счету, все равно, в какой валюте открыт вклад. Мы зарабатываем и на росте курса рубля, и на его падении. Но тем не менее скажу: не надо бросаться из крайности в крайность. То скупать валюту, то, напротив продавать ее, переводя сбережения в рубли. Не делайте так! Неизбежно потеряете на курсовой разнице…

 Вы  не первый финансист, кто говорит так…

— Это очевидно. Все расчеты внутри страны давно уже ведутся в рублях. Этому способствует и политика власти, направленная на легализацию сбережений. Я имею в виду известное законодательное предположение, согласно которому наличными можно оплачивать приобретения стоимостью не выше 600 тысяч рублей. Все остальное – только перечислением с рублевого счета. Ставки на целом ряде их сегодня доходят до 10%. Прямая выгода: ведь курсовая стоимость валюты, которую у нас держат на вкладах под вдвое меньшие проценты, отнюдь не вдвое выросла по отношению к рублю…

 А как же диверсификация вкладов, о которой так любят у нас говорить?

— Это уже от целей вкладчика зависит. Насколько ему на практике нужна валюта и как часто приходится ею пользоваться. Тогда денежные активы бывает смысл поделить на три части: рубли, евро, доллары.

Но в большинстве случаев деньги следует держать в национальной валюте и в надежном банке. Желательно, крупном и ориентированном на национальную экономику.

— Кстати, видел на днях один из инвестиционных проектов Московского индустриального банка в действии. Я говорю о строительстве нового маслоэкстракционного цеха на предприятии «Донмаслопродукт» в Веселовском районе. В этой связи: кто ваш основной клиент? Кого вы в первую очередь кредитуете?

— Это, как вы сами видели, предприятия перерабатывающих отраслей. Еще строительство, торговля, сфера услуг. Оказываем финансовую поддержку строительству элеваторов, мельниц, производству и поставкам экспортноориентированной сельхозпродукции: зерна, муки…Понятно, что дверь наша не закрыта и перед любыми другими клиентами. В том числе и перед частными. Пять миллиардов рублей кредитных ресурсов, которые мы привлекаем из центра, активно работают в экономике области. В отличие от ряда банков, мы не выкачиваем деньги из области, не говоря уже о стране. Поэтому западные санкции нам не так страшны в силу отсутствия зависимости от иностранного капитала.

 Еще один чисто практический, жизненный вопрос. Один из наших земляков, оказавшись волею судьбы в Севастополе, держал рублевый вклад в украинском «Приват-банке». Копил на квартиру. После известных событий «Приват-банк» из Севастополя ушел. Вместе с деньгами товарища — где-то полтора миллиона рублей… Он обратился в наши финансовые органы, но там ему пообещали только компенсацию в размере 700 тысяч. Но ведь такие компенсации предусмотрены на случай банкротства банка. А «Приват», как говорится, здоров и даже весьма упитан. И счет нашего товарища с его полутора миллионами существует и работает. Вот только снять эти деньги он не может. Как поступить ему в такой ситуации?

— Думаю, что дело имеет судебную перспективу. Без этого деньги они едва ли отдадут. Правда, полагаю, целиком на стороне вашего товарища. Воссоединение Крыма с Россией – это не повод, чтобы не возвращать человеку его деньги. Вклады сегодня интернациональны. И совершенно неважно, гражданин какой страны их делает. Если банк работает, значит, работают и деньги вкладчика, на них начисляются проценты, и банк просто обязан работать с каждым своим клиентом и уже никак не устраняться от контактов с ним. Грубо говоря, косить под дурака не к лицу банку, который считает себя солидным. Это подрывает его репутацию. Хотел бы посмотреть на швейцарский банк, который проделал бы такие фокусы. На следующий же день такого банка просто бы не стало…

— Да, принцип «кому я должен, всем прощаю» там точно не работает…

— Это характерно для неразвитых финансовых систем. Состояние финансов определяется состоянием экономики. А все остальное: процентные ставки, капитализация, размеры и сроки кредитов — это уже производные. Так же как и надежность банковской сферы в целом.

 В конце разговора вернемся к санкциям. Образно говоря, нам ничего другого не остается, кроме как проследовать эту станцию без остановок. Осознавая реальный размер угрозы, попытаться обернуть ситуацию в свою пользу. Иного просто не дано…

— Да, подобное уже наблюдалось в нашей истории как достаточно давней, так и новейшей. В отличие от наших зарубежных коллег, мы к трудностям и проблемам привычны. Так что будем двигаться вперед, рассматривая санкции исключительно как стимул к развитию