Исполнительный директор Южного регионального банковского клуба Михаил Сосин – о кризисе и его последствиях

Наши встречи с ним обязательно совпадают с каким-нибудь кризисом. Будь то глобальное потрясение 2008 года или санация банков год назад – мы обращались за комментариями к опытному финансисту. Обратились и на этот раз, когда страну постиг новый кризис.

– Давайте не будем драматизировать ситуацию. Ее и без нас уже достаточно драматизировали. Стоит только вспомнить декабрьский ажиотаж, когда народ кинулся скупать валюту чуть ли не по сотне рублей за единицу. Все курсы игнорировались, здравый смысл – в сторону… Считалось, что так спасаются сбережения.

– А разве не спасали?

– И не спасали, и не спасли. Сами посудите: скупали доллары и евро по откровенно спекулятивной пиковой цене. А когда уже через несколько дней курс валюты откатился, то что стало со сбережениями в рублевом эквиваленте?

– Кажется, догадываюсь…

– Правильно! Они сократились, и не исключено, что стали даже меньше, чем были до того. Единственно кто выиграл от всего этого ажиотажа – валютные спекулянты. Вот им паника была очень на руку. Более того: во всем происходившем в декабре можно увидеть их след. Декабрьская валютная истерика во многом носила искусственный характер. Конец же ей быстро положили меры Центробанка, резко поднявшего ключевую ставку.

– Но это решение считают далеко не однозначным…

– Конечно, как и у всякой меры, и у этой имеется оборотная сторона. Положив с помощью явно завышенной ключевой ставки конец спекулятивным настроениям, ЦБ одновременно нанес достаточно мощный удар по реальному сектору экономики, по малому и среднему бизнесу. Предприятиям кредиты стали просто не по карману. Ведь 17-процентная ключевая ставка означает, что и банки, устанавливая собственные ставки по кредитам, вынуждены будут учитывать эту величину. И вот в этом для нашей экономики коренится большая опасность. Ее лишают возможности развиваться. Образно говоря, кредитовать реальную экономику стало нереально.

– Утверждают, что мера эта носит временный характер. И вот даже снизили ставку на два процента…

– На мой взгляд, все можно было сделать несколько по-иному. И не так болезненно. Скажем, могли бы зафиксировать валютную позицию, то есть обязать банки показывать наличие валюты на начало и на конец дня. Причем суммы должны быть одинаковыми.

– А что это бы дало?

– Тем самым отсекается спекулятивная деятельность крупных банков на валютном рынке. Жаль, что на эту меру по каким-то неясным мне причинам не решились.

– Сейчас нередко приходится слышать, что наряду с падением цен на нефть, роковую роль в участи рубля сыграло то, что Центробанк отпустил его в «свободное плавание»…

– Досужие разговоры! Все было сделано правильно. Единственно, это надо было делать уже в апреле минувшего года. Однако протянули…

Ну а что касается цены на нефть, то давайте посчитаем. В самом начале валютного кризиса нефть стоила примерно 100-105 долларов за баррель. Или в рублях – 3675 рублей при курсе доллара в 35 рублей. Сейчас имеем средний курс 68 рублей за доллар при цене барреля нефти 49 долларов. Считаем стоимость барреля в рублях. Получается 3332 рубля. Иными словами, в рублевом эквиваленте доходы от нефти упали менее чем на 10 процентов.

Так к чему, спрашивается, весь этот шум? Весь бюджет у нас в рублях, зарплату мы получаем в рублях, живем в рублевой зоне. Для чего ажиотаж? К тому же, похоже, достаточно искусственно взвинченный…

– Расчеты впечатляют. Но вот тут как раз и напрашивается простенький житейский вопрос: как вести себя в данной ситуации рядовому гражданину? Как поступать со своими накоплениями?

– В том, что на волне ажиотажа, поддавшись панике, многие граждане потеряли часть своих денег, винить некого. Кроме их самих. Конечно, можно в тысячный раз говорить о повышении финансовой грамотности населения. Но такие разговоры у нас ведутся еще со времен «МММ». А что меняется?

На мой взгляд, если у человека нет необходимости в валютных платежах, лучше держать сбережения в рублях. Другой вопрос, если предстоит выезд за границу, и человек к нему готовится. Тогда, конечно, есть смысл часть сбережений перевести в валюту.

– Иначе говоря, так можно поступить с той частью состояния, которая не требует немедленного использования…

– Совершенно верно! Но в остальных случаях – лучше ориентироваться на рубли. И, кстати говоря, сегодняшние процентные ставки по рублевым депозитам гораздо выше. Более того, их размер сегодня несколько перекрывает инфляцию.

– Такое на моей памяти впервые…

– Впервые, но это для банков мера вынужденная. Конечно, она напрямую связана с ключевой ставкой, приостановившей спекуляцию валютой. Но, как уже говорилось, для реальной экономики это благом не назовешь. Ни одно предприятие не станет брать кредиты под такие проценты.

Ну а гражданам, открывая вклады, не обязательно зацикливаться только на крупных банках с государственным участием. Надо просто выяснить, является ли тот или иной банк участником госпрограммы страхования вкладов. И, если да, то смело открывать там вклад.

Только надо при этом помнить: сумма срочного вклада с процентами не должна на конец действия договора превышать 1,4 миллиона рублей. Как известно, страхуется и возвращается вкладчику сегодня именно столько. И так, распределив равными долями по 1,4 млн. свои накопления по разным банкам, можно рассчитывать на их сохранность.

Потому что в случае неприятностей у какого-либо из выбранных вами банков, агентство по страхованию вкладов в течение месяца вернет вам ровно 1,4 миллиона рублей и ни копейкой больше. Вот что следует знать.

– Насколько сильно бьет складывающаяся финансовая ситуация по ипотечному кредитованию?

– Проблемы, в основном, у тех, кто предпочел валютную ипотеку, прельстившись ее более низким процентом. Но наедине с ними граждан стараются не оставлять. Уже разработаны рекомендации по переводу валютной ипотеки в рублевую. Самое главное – определен курс такого перевода. Он значительно ниже нынешних биржевых курсов доллара и евро. Это серьезное смягчение. Но, к сожалению, это только рекомендации Банка России.

– А что вы можете сказать о принятом на днях антикризисном плане правительства?

– И уже принятые, и только намеченные меры носят глобальный характер. Они направлены на поддержку крупнейших банков и предприятий. В частности, на капитализацию банковской сферы выделен триллион рублей.

Но из этого триллиона 800 миллиардов предназначены для крупнейших банков, что остается при этом остальным, подсчитать нетрудно. При этом следует учесть, что ни один региональный банк не попадает под условия, при которых он мог бы рассчитывать на господдержку.

При таком раскладе очень трудно судить о том, как, скажем, будут со стороны ЦБ поддерживаться проекты у нас в области. Они ведь, в основном, чисто региональное значение имеют. А то и на муниципальном уровне реализуются. Отсюда вытекают проблемы для нашего малого и среднего бизнеса.

– Чем чревато обещанное нам рассерженной Америкой отключение от сети всемирной межбанковской коммуникации, так называемой «Свифт»? И насколько вообще реальна такая мера?

– У нас на эти угрозы отреагировали достаточно нервно. Все дело в том, что все международные денежные переводы осуществляются через эту систему. Ее отключение означало бы невозможность перевода денег за границу. А это, помимо частных платежей, оплата контрактов, заказов. Отключат «Свифт» – может наступить паралич всех финансовых зарубежных контактов.

– Но ведь «Свифт» в России не всегда был. Вон как в 90-е наличные чемоданами через границу провозили…

– Кончились те времена. Сегодня у нас хорошо структурированная и бдительная таможенная служба. И не надо смешивать криминальный и государственный, системный подход.

Я думаю, что угроза так и останется угрозой. Ведь, осуществись она, это означало бы дезорганизацию в расчетах и для наших зарубежных партнеров. Возьмите оплату поставок газа и нефти со стороны зарубежных партнеров. Контракты останутся неоплаченными только по причине отсутствия возможности. Любая санкция – это палка о двух концах. И каким концом она ударит больнее – еще вопрос. Ведь «Свифт» – это коммерческая структура и получает за каждую транзакцию.

Согласен: все это, конечно, неприятно. Но вспомним историю с попыткой отключения «Визы» и «Мастер Кард». Чем это кончилось? Ничем.

– Но допустим, угроза все-таки осуществилась… Положение безвыходное?

– Отнюдь. Есть элементарный выход. Зарубежный партнер открывает счет в России, и на его имя спокойно перечисляются нужные суммы. И всё. Соблюдены все приличия, все обязательства, все финансовые и юридические нормы.

– Но подождите, может еще и не придется печься обо всех этих приличиях и нормах. Безотрадные рейтинги зарубежных агентств любого инвестора способны отпугнуть…

– Не будем преувеличивать роль всех этих «Moody’s», «S &P», «Fitch». Они могут только то, что могут. А могут они добросовестно выполнить оплаченный заказ. Как чисто политически сегодня недооценен наш рубль, так политическую же окраску носят и все последние рейтинги. Серьезный бизнес предпочитает руководствоваться теми данными об экономике страны и региона, которые добывает сам.

Этим, кстати, и объясняется тот факт, что ни один из зашедших в область инвесторов не стал отказываться от своих намерений. Да и насколько соответствуют действительности эти рейтинги для страны, внешний долг которой – один из самых малых в мире?

А что касается банков, то уж у себя дома мы и сами знаем, чего стоит тот или иной банк и чем он дышит. Так, у нас в области из региональных банков, насколько я знаю, международный рейтинг имеет только «Центринвест». В свое время получил, заплатив, кстати, за услуги кругленькую сумму.

Но значит ли это, что другие банки ничего не стоят? Хотите совет прессе? Не стоит муссировать вещи, в которых непрофессионалу сложно разобраться. Не надо подключаться к атакам то на банки – как это было недавно с «Центринвестом», – то на национальную валюту, раздувая и без того раздутый ажиотаж.

– Итак, подведем итог. Что будет с рублем и с нами?

– Рубль очевидно недооценен. И причину тому прежде всего следует искать в политической ситуации. Удастся ее разрядить – исчезнут и многие из нынешних головных болей экономики.

Не сразу, но это произойдет. Ведь в экономике такие же объективные и четкие законы действуют, как, скажем, в физике. Только в отличие от последней, их действие не в тот же миг себя проявляет.

Нужно какое-то время. Поэтому возьму на себя смелость утверждать, что в ближайшие месяцы ситуация стабилизируется. Не стану настаивать, но 40-50 рублей за доллар – это реальный курс.

Что касается нефти, то резкий скачок цены барреля вверх со временем неизбежен. И это тоже не может не сказаться на курсе национальной валюты.

Точных сроков называть не станем, но то, что экономический закон цикличности должен сработать – это непременно.