Теперь прецедент патентного спора, которому не видно конца, есть и в Ростовской области

612,5 миллиона долларов – хорошая сумма, не правда ли? И заработать ее можно сравнительно легко, не заморачиваясь на создании крупного производственного или торгового бизнеса. Просто нужно знать лазейки в патентном праве, вовремя зарегистрировать или перекупить патент на так называемую полезную модель, а еще лучше – на целое изобретение. И огромное богатство, считайте, у вас уже в кармане!

Не верите? Тогда вот вам пример. В 2006 году известная компания Blackberry вынуждена была выплатить другой компании – NTP Inc. те самые 612,5 миллиона долларов. В противном случае ей угрожал запрет на производство и реализацию целого спектра товарной продукции. Секрет в том, что сказочно разбогатевшая NTP Inc. сумела доказать в суде, что она является правообладателем патентов на ряд технических решений, используемых при производстве изделий компании Blackberry. Разумеется, Blackberry не воровала никакой интеллектуальной собственности у NTP Inc. Но в ходе предварительных тяжб между компаниями выяснилось, что патенты, которыми обладает NTP Inc., почему-то имеют, как принято говорить у юристов из области патентного права, эквивалентные признаки технических решений, запатентованных Blackberry.

На западе, а теперь и у нас в России, это называется патентные споры. Между собой такие ситуации производители и правообладатели еще называют патентным троллингом. Дело в том, что судебные разбирательства по патентным спорам в том же американском суде, например, предполагают долгие месяцы тяжб и огромные финансовые издержки. Это знают все стороны такого рода конфликтов, поэтому предпочитают в большинстве случаев не доводить дело до суда, а заключить с патентным троллем мировое соглашение и выплатить ему суммы, которые он требует. В редких случаях некоторым крупным компаниям удается отстоять свои патентные приоритеты через суд. Но обходится, повторим, это очень дорого. Поучительный пример – известный разработчик антивирусного программного обеспечения «Лаборатория Касперского». Попав под судебное разбирательство, инициированное в рамках такой вот патентной войны, компания смогла в конечном итоге отстоять свое приоритетное право на ряд спорных технических решений. Но в результате судебные разбирательства обошлись ей в 2,5 миллиона долларов.

Можно приводить еще массу примеров того, как патентный троллинг агрессивно шагает по планете, втягивая в долгие судебные разбирательства, иски по которым оцениваются в сотни миллионов долларов, такие известные компании, как Apple, Microsoft, Samsung и другие. Спорят о приоритетности патентов на технологии мобильной связи, внешний вид телефонов и айпадов, и многое-многое другое. С некоторых пор патентный троллинг появился и в России. Начиналось со смешного: некая компания из Подмосковья зарегистрировала «изобретение» под названием «сосуд стеклянный», что при ближайшем рассмотрении оказалось обычной бутылкой. Затем компания попыталась предъявить иски к производителям напитков, но в конечном итоге из этого ничего не вышло, потому что абсурдное «изобретение» было аннулировано решением Палаты по патентным спорам. Не так давно один россиянин потребовал с компании Samsung 10,5 миллиона долларов на том основании, что якобы он обладает исключительным правом на изобретение телефонов с двумя сим-картами.

Это, так сказать, дела крупные, получившие широкую известность. Но на всем необозримом пространстве нашей страны сегодня ведутся патентные войны, если можно так выразиться, местного – а потому не столь приметного – масштаба. В России сегодня действует множество субъектов малого и среднего производственного бизнеса. Эти субъекты производят различные комплектующие для нужд промышленных и сырьевых гигантов. Под каждое такое изделие или даже отдельную его часть или технологию регистрируется патент. Технические решения могут в чем-то пересекаться между собой, иметь эквиваленты и аналоги – что-то абсолютно новое сегодня изобрести трудно. А чаще всего в этом элементарно нет необходимости. Чисто технический пример: изделия для защиты резьбы на трубах нефтяного и газового сортамента. Простая, в общем-то, вещь – своего рода колпак из пластмассы. Во всем мире ее выпускают сотни производителей. Но, как выяснилось, из-за такого колпака могут начаться серьезные судебные споры.

В нашем случае есть два обладателя патентов на производство изделий, использующихся для защиты резьбовых соединений на трубах различного сортамента. Один из них – индивидуальный предприниматель В.А. Игнатов – подал иск в арбитражный суд к другому – таганрогскому ООО «ПОЛИМЕРПРОМ». Предприниматель потребовал, чтобы ООО «ПОЛИМЕРПРОМ» в судебном порядке было запрещено выпускать два вида резьбовых протекторов, тех самых, что используются для защиты резьбы на трубах. То есть ООО «ПОЛИМЕРПРОМ» незаконно использует в своей продукции технические решения, исключительные права на которые принадлежат ему, Игнатову.

Ответчик, естественно, утверждает обратное: у него – собственные патенты на эти изделия и применяемые в них технические решения, которые к Игнатову никакого отношения не имеют. Это – патентный спор. Они происходят часто, о чем свидетельствует и практика арбитражных судов в России. Интересно в этой ситуации как раз другое: в ходе долгого разбирательства с привлечением экспертов из Центра патентных судебных экспертиз выяснилась любопытная вещь. Оказывается, в изделии, которое было представлено в качестве образца с неправомерным использованием технических решений, содержатся признаки «полезной модели», которые зафиксированы как в патенте истца, так и в патентах ответчика. Пожалуй, это тот случай, о котором говорят: идеи носятся в воздухе. То есть разработчики, по сути дела, могли прийти к одинаковым или в чем-то повторяющимся техническим решениям независимо друг от друга. Суть выводов, которые сделал арбитражный суд первой инстанции, и которые легли в основу последующего решения: этот конфликт интересов должен разбираться в Палате по патентным спорам. И теперь специалисты-патентоведы должны дать заключение, чей патент по срокам имеет больший приоритет и имеет право на дальнейшее существование, а чей должен быть аннулирован. В иске ИП Игнатову областной арбитражный суд отказал.

В Палату по патентным спорам, однако, обращения не последовало. Игнатов подал апелляцию, и дело уже несколько месяцев находится в окружном арбитражном суде.

Обычно апелляции так долго не рассматривают. Рассмотрение трижды откладывалось…

Так что теперь прецедент патентного спора, которому пока не видно конца, есть и у нас в области. Не станет ли он стимулом для каких-то других, недобросовестных компаний, которые захотят использовать несовершенства патентного законодательства, чтобы, например, при помощи подобного патентного спора убрать с дороги нежелательного конкурента? Поживем – увидим.