У России есть все основания – и геополитические, и экономические, чтобы быть лидером в гонке за доступ к углеводородным богатствам на шельфах в арктических водах. Однако климат может серьезно изменить планы на деятельность человека в этом регионе.

По мнению известного российского океанолога, председателя Южного научного центра РАН академика Геннадия Матишова, самые «теплые» дни в Арктике уже миновали. А если так, то встает вполне резонный вопрос – не затрут ли льды нефтяные платформы там, где сегодня они стоят в относительной безопасности?

Много лет ученые Мурманского морского биологического института и Южного научного центра РАН ведут наблюдения за северными и южными морями России. В содружестве с американскими коллегами они создали базу данных о климате и биологии морей Северного Ледовитого океана, куда вошли наблюдения за последние 150 лет. Базу пополнили сведениями по южным морям России, поскольку климат Арктики обусловлен не только влиянием Северной Атлантики, но и глобальными процессами, что происходят в Сибири, Беринговом море, Европе, на Юге России.

Давно известно, что климат цикличен – теплые периоды сменяются похолоданием. Понимание колебаний климата в Арктике еще в начале XIX века заложили голландские мореплаватели, производившие съемки у Новой Земли. В истории известны периоды, когда Северный морской путь можно было пройти за одну навигацию, не встретив льдов. Так было в 1878 году, когда шведский исследователь и мореплаватель Норденшельд на судне «Вега» прошел за одну навигацию от Стокгольма до Берингова пролива. Советские суда «Сибиряков» и «Челюскин» повторили этот успех в 1932 и 1933 годах.

Анализ событий показывает, что существенные потепления происходят в Арктике с периодом 60 лет.

В начале XXI века наблюдался теплый цикл, обусловленный мощным переносом тепла (так называемой адвекцией – переносом воздушных масс параллельно земле) из Атлантики в Арктику. Это породило разговоры о возможном таянии арктических льдов. Действительно, в феврале 2012 года площадь льдов Баренцева моря была вдвое меньше нормы.

Однако холодные весна и лето 2013 года привели к росту ледяного покрова в Арктике примерно в полтора раза. К осени того же года ледовый барьер в проливе Вилькицкого (соединяет море Лаптевых с Карским морем), шириной почти в 100 метров, положил конец свободному – без ледоколов – проходу судов через пролив. Этот «тромб» нарастает, что может стать прологом холодной эпохи в Арктике. За последние два года суда не раз сталкивались с торосами и айсбергами в местах, ранее свободных ото льда. Некоторые из них получили повреждения. Теперь Северный морской путь без ледоколов не преодолеть.

Еще один признак наступления холодного цикла наблюдают жители Мурманской области – ледяной покров дошел до мыса Святой Нос Кольского полуострова. Это явный признак того, что площадь льдов разрастается.

Потому ученые с уверенностью говорят о том, что вектор климата меняется в сторону похолодания. Это может добавить техногенных и климатических рисков при разработке запасов углеводородов в Арктике.

Есть вероятность, что в Карском море при добыче нефти и газа на морских шельфах работать придется по сплошному льду почти 10 месяцев в году, что может сделать добычу углеводородов за полярным кругом нерентабельной.