В Каменском районе незаконная добыча полезных ископаемых наносит серьезный ущерб местному бюджету и природе

Вот так выглядят «свинорои» – участки незаконной добычи камня – в Малокаменском сельском поселении Каменского района.

Сверху видно все

Лет пять назад губернатор Василий Голубев летел на вертолете над районом и сам увидел многочисленные карьеры, беспорядочные разрытия – «свинорои», как их здесь называют, которые оставляют после себя «черные копатели». Глава региона тогда устроил серьезный разбор полетов.  И «генералы ничейных карьеров» притихли. Но время прошло. И опять появляются на территории поселений новые «свинорои» – участки незаконной добычи камня, расширяются старые. 

Особенно не повезло в этом плане Малокаменскому сельскому поселению. Природа, можно сказать, подарок людям сделала – пласты природного камня лежат фактически на поверхности. Оформляй лицензию, переводи землю сельхозназначения в земли промышленности, работай честно, плати налоги. Но заморачиваться никто не хочет. Пригоняют тяжелую технику, снимают плодородный слой земли, добывают камень, вывозят, сбывают и… никто ничего не видел.

– В нашем поселении добыча ведется на землях, за которые несет ответственность администрация, – собственность на них не разграничена.

За годы незаконной добычи перерыли и изуродовали почти тысячу гектаров земель сельхозназначения. Их в аренду никто не возьмет. А по закону за все отвечает собственник. Лично меня в прошлом году оштрафовали за эти разрытия на 35 тысяч рублей, – поделился глава администрации Малокаменского сельского поселения Роман КРАВЦОВ. – Подсчитан ущерб только от двух разрытий на нашей территории – 197 миллионов рублей. А разрытий этих разного калибра около 20.

У Кравцова за последние полтора года более 100 актов проверок передано в правоохранительные органы. И только в этом году возбуждено уголовное дело против неопределенного круга лиц. Можно ли такими методами покончить с явлением? 

В Богдановском сельском поселении – другая ситуация: там незаконная добыча идет на землях собственников. Глава администрации поселения Денис Манченко систематически объезжает точки незаконной добычи, акты составляет, передает в комитет по управлению имуществом. А дальше уже дело других органов – правоохранительных. На территории поселения четыре «горячие точки». Одна – на землях сельхозназначения, как раз в том месте, где Репнянское карьероуправление (оно разрабатывает месторождение Мартынов Курган) граничит с землями фермерского хозяйства.

Камни с неба 

На границе двух земельных участков – фермерского хозяйства Эдуарда Дохояна и Репнянского карьероуправления происходят странные вещи: то неведомые силы снимают плодородный слой почвы, обнажают пласт камня и ведут разработку, а снятой почвой засыпают лесополосу. То камни с неба летят в пшеницу фермера. 

Пытаемся найти явлениям логическое объяснение. Камни с неба – из-за взрывов, которые производятся при добыче в карьере. 

– Приходится в горячую пору отвлекать работников – валуны убирать, – рассказал фермер. – Комбайны-то на их уборку не рассчитаны, ломаются.

Мы идем по уже убранному полю. Камни то там, то здесь выделяются на низкой стерне.  Фермерское поле от карьера отделяют узкая дорога и пара метров заросшей обочины. Ржавая табличка рядом с краем карьера предупреждает: «Не подходи к уступу ближе чем на 8 метров». Расстояние между обрывом и дорогой – меньше.  

А отвесная стена до самого дна – метров сорок. Выработка подошла вплотную к землям хозяйства, потому и камни с неба летят.

Перед вами фото участка земли сельхозназначения. Вот так он выглядит после незаконной добычи здесь камня.
Перед вами фото участка земли сельхозназначения. Вот так он выглядит после незаконной добычи здесь камня.

– Камни на поле Дохояна – из-под земли, – пытался убедить меня при встрече один из совладельцев карьера Олег КИРИЛЛОВ. – Знаете, бывает, идешь по полю, видишь, камень лежит. И никакого карьера рядом нет, и непонятно, как он туда попал...

– Камни летели на поле и раньше. Ведь взрывали и на меньшей глубине. Но их столько не было. И после взрывов с чужой территории все убирали рабочие карьера, – рассказал нам бывший директор карьероуправления Владимир КОНОВАЛОВ. – За три часа 10 человек с этой задачей отлично справлялись.

Но так было где-то до середины прошлого года. При новом директоре убирать камни перестали. А что касается заваленной лесополосы и разработки, которая велась на земле сельхозназначения, то у  карьероуправления есть своя версия.

– Фермер сам на своей земле сельхозназначения нелегально вел добычу камня, – утверждает Кириллов.

Выходит, он сам свои же земли испортил и лесополосу грунтом завалил (грунт снимают перед добычей камня)?  Бывший работник карьера Александр Зуев рассказал, что на участке Дохояна рядом с карьером нелегально вел добычу камня совершенно другой человек. Тогда сам Зуев еще работал бурильщиком: и шурфы на этом участке бурил, и вскрышу делал. И фамилию назвал, для кого камень добывался. А распоряжения ему давало… руководство карьера. Потому что добытчик – родственник одного из учредителей.   

Фермерское поле, которое граничит с карьером, – около 160 гектаров – лежит прямо на разведанном еще в советское время горном отводе. Землю по непонятным причинам не отмежевало и не забрало под разработку в былые времена руководство Репнянского карьероуправления.  Вероятно, этот отвод и стал камнем преткновения во взаимоотношениях соседей. Ведь месторождение Мартынов Курган свой ресурс практически исчерпало, еще год-другой – и новое место надо искать. А Дохоян уступать свою землю не собирается…

У кого чубы трещат

Дохоян в нынешнем году обратился с жалобой в министерство экологии и охраны природных ресурсов Ростовской области – потребовал, чтобы соседи наваленный на лесополосу грунт убрали. В мае минприроды налагает на Репнянское  карьероуправление штраф 20 тысяч рублей и пять тысяч – на директора. Но в Ростовском областном арбитражном суде Репнянское карьероуправление от штрафа отбилось. Со слов Дохояна  (он там был в качестве слушателя), инспектор министерства, проводивший проверку, не пришел на заседание, чтобы отстоять свою позицию: за что и почему он штраф предприятию выписал. А юрист министерства ни на чем особо не настаивала...

Дохоян доказывает: добытчики камня свалили грунт на лесополосу, отчего погибла часть деревьев, накатали дорогу к участку добычи по его территории. А собственники и руководство карьера все отрицают. Мол, никакой лесополосы там и не было, ее нет ни на одной карте района. Просто за 15 лет деревья там... сами выросли. 

– Сквозь трехметровый – слой грунта? – недоумевает фермер, у которого есть скриншот районной карты, на которой хорошо видна лесополоса.

– У хозяйства в обработке – 10 тысяч гектаров земли. Мы получаем хорошие для района урожаи. Свой крупяной завод. Коллектив более 100 человек. Я дорожу своей репутацией. А на меня пытаются навесить ярлык чуть ли не «черного копателя», – возмущен фермер.

По этой трубе из карьера подается неочищенная вода, которая потом попадает прямо в озеро, где стоит бездействующий водозабор (пить воду запрещено).
По этой трубе из карьера подается неочищенная вода, которая потом попадает прямо в озеро, где стоит бездействующий водозабор (пить воду запрещено).

Начальник комитета по управлению имуществом (КУИ) района Наталья ДАНЧЕНКО пояснила, что комиссия КУИ постоянно выезжает на места незаконной добычи с проверками. 

– Кто на самом деле добывал камень на участке фермера Эдуарда Дохояна, мы установить не можем. Да и не должны – не мы ищем виновных. Обнаружили разрытие – принимаем меры: отправляем заключения в Россельхознадзор, Ростехнадзор, в прокуратуру, в природоохранную прокуратуру, в УВД, в министерство экологии и природных ресурсов, у них есть реальные рычаги воздействия, – поясняет Наталья Геннадьевна.

После «включения рычагов» пошел фермер по инстанциям, защищая свою деловую репутацию, доказывая, что не он разорял собственную землю.


Бунт на карьере

Вслед за фермером по инстанциям сегодня пошли и часть уволившихся работников карьера. Один из лучших белазистов – Александр Зуев, тот самый, кто рассказал про детали добычи на участке Дохояна, ушел с предприятия с «черной меткой». На него и нескольких его коллег директор предприятия написал заявление в правоохранительные органы – мол, перерасход топлива допустили, почти по две тонны. Сумма потери на уголовное дело могла бы потянуть. Но водители по нормам, принятым руководством карьера, работали не один год. И дизтопливо было здесь на строгом учете: отработал рейс – отчитайся. 

Бывший директор карьера Владимир Коновалов (много лет был  заместителем и еще 10  лет генеральным директором) охарактеризовал Зуева кратко, но емко: «Хорошие профессионалы везли за смену 300–400 тонн камня, Зуев вез 600–700, до тысячи тонн! К нему за все годы ни одной претензии не было. И тут вдруг расхитителем дизтоплива объявили. А как же он тогда столько рейсов выполнял?» 

– Каково нам ходить с таким клеймом, на другую работу устраиваться? – очень сильно переживает за такую «благодарность» Александр Леонидович. – Мы уволились потому, что нам зарплату задерживали, вынуждали работать по выходным, нарушать технику безопасности (Зуева обязали стажировать водителя, не имеющего допуска к работе на карьерном Белазе. – Н.Н.). А при увольнении не отдали все заработанное (по мнению водителей, им остались должны премию, которую выдавали по серой схеме. – Н.Н.).

Сильно обидело руководство карьера белазистов – Владимира ОЛЕЙНИКОВА, Алексея ГРИГОРЬЕВА и Александра ЗУЕВА (слева направо).
Сильно обидело руководство карьера белазистов – Владимира ОЛЕЙНИКОВА, Алексея ГРИГОРЬЕВА и Александра ЗУЕВА (слева направо).

По нынешним временам, когда трудно вообще заработок найти, из карьера «по собственному желанию» уволились более ста человек. При этом несколько рабочих написали жалобы в различные инстанции. Тут и всплыла проблема, которую карьер создал району: откачка воды из карьера производится без фильтрации и очистки. Взрывают камень.  Все, что входит в  состав взрывчатки, попадает в грунтовые воды, которые заполняют шурфы. Из них вода откачивается по трубе, откуда ручейком спускается в низину – в озеро. Что интересно, раньше оттуда подавали воду в хутор Богданов. До тех пор, пока не случилась вспышка заболевания непонятной этиологии. 

Как рассказали местные жители, по этому поводу в Каменский район прилетал даже тогдашний главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. После его визита озеро огородили колючей проволокой, воду на хутор Богданов из него качать перестали. Но ведь подземным водам колючая проволока – не указ. Местные озера так или иначе сообщаются между собой. Значит, и в соседние попадает эта недобрая вода. Ведь рядом популярное у нас в области место отдыха, где купаются взрослые и дети – а маленьким не объяснишь, что пить воду из озера строжайше запрещено. И если неочищенные стоки из карьера будут сливаться на почву еще пару лет, какой концентрации достигнут в озерах вредные для организма вещества?

В общем, ситуация патовая. А в накладе-то останутся Каменский район и его жители. Район – когда недосчитается налогов, когда превратятся непонятно во что земли сельхозназначения и никто их не будет восстанавливать, когда перегруженные щебнем авто разобьют дороги (смотри видео на нашем сайте), а ремонтировать их придется за счет бюджета. А люди – когда наступит такой момент, что в прозрачно-голубой воде местных озер запретят и купаться.  


P.S. Когда мы подготовили материал к печати, узнали, что в Богдановское сельское поселение приезжал инспектор Россельхознадзора по поводу слива вод из карьера без очистки. Встретили его хозяева карьера неласково. Мы будем следить за развитием событий.


С начала лицензирования прав пользования недрами прошло больше двадцати лет. В мае 2015 года на совещании в том самом Репнянском карьероуправлении представители правительства Ростовской области совместно с региональным управлением Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору планировали составить реестр юридических и физических лиц, осуществляющих на Дону незаконное недропользование. Предполагалось, что появление реестра поможет скоординировать и ужесточить контроль над добычей полезных ископаемых, а также пресечь незаконное недропользование в регионе. Прошло почти пять лет. Ситуация практически не изменилась.