К нам обратились жильцы общежития, расположенного в Цимлянске, на улице Заводской, 22. Пригласили к себе в гости, чтобы журналисты увидели, как живут бывшие работницы ковровой фабрики. заодно заглянули мы и к соседям — в малосемейку на ул. Морской, 58а.

Внешне — дома как дома. Да, не новые. Да, несколько «потрепанные» годами. Но жить-то можно. Другой вопрос: как жить?  В основном, здесь остались женщины — бывшие работницы ковровой фабрики,  большинство — пожилого возраста  да матери-одиночки. Зарплаты у них  копеечные. Средств на то, чтобы привести свое жилье в нормальное состояние, нет. А деньги-то с них коммунальщики получали не один год. После того  как о ремонте в этих домах власти и думать забыли, некоторые просто перестали оплачивать свои мучения.

Гетто

Когда общежитие в доме № 22 по улице Заводской принадлежало ковровой фабрике, то было почти образцовым: тепло, уютно, чисто. Но об этом помнят только старожилы. Остальные застали разруху, которой, по их мнению, уже конца не будет.

Моются здешние жильцы у друзей, знакомых и родственников либо в комнатах в тазике. Воду после купания надо на улицу ведрами выносить. Прачечную, где люди, по идее, должны стирать белье, в зимние холода можно использовать как морозильную камеру. Трубы здесь все гнилые, краны текут, на стенах грибок. В душевой та же картина: батарею как сняли 10 лет назад, когда она потекла, так другую и не повесили. В кухне зимой настолько холодно, что готовить просто невозможно. Поэтому кашеварят в комнатах. Но электропроводка дошла до такой степени износа, что периодически то в одном, то в другом месте происходят возгорания. Проекты на все коммуникации давно утеряны.  Никто толком и не знает, где проложены между плитами перекрытия трубы. Где-то что-то прорвет, начинают сантехники долбить стены во всех комнатах, искать течь.

Елена Николаевна Брежнева — старшая  по общежитию, рассказывает, что управляющая компания «Коммунальщик» давненько обещала сделать в общежитии текущий ремонт. Но несложно догадаться, что на этом все и закончилось.

— Мы платим за содержание и текущий ремонт жилья годами, но никто ничего здесь не делает, — говорит она. — У меня в квартире грибок. И по всему третьему этажу стены черные. На первом этаже холодно, как на улице. Фундамент рушится. Но дозваться управляющую компанию, чтобы что-то сделали, даже в случае поломки, невозможно.

— А как нам считают оплату за электричество, так просто диво, — возмущается Галина Григорьевна Гук. — Есть общий для всего дома счетчик, но никто его показания не учитывает. Ведь плату берут с человека. Если в десяти квадратных метрах живут четверо, то они и платят за свет так, словно у каждого – отдельная лампочка, отдельный телевизор и холодильник. Мы платим за отопление, канализацию, за воду, но большинство удобств — отсутствует.

Каток в подвале уже тает

Малосемейное общежитие на улице Морской, 58а — буквально в двух шагах от улицы Заводской. И проблемы здесь те же

— У нас круглый год полный подвал воды:  в морозы там настоящий каток, а когда потеплеет, все растает. От этого в квартирах сырость, — объясняет ситуацию Наталья Федоровна Федоренко. — Крыша течет… Я плачу за семью из трех человек каждый месяц 600-700 рублей только за содержание дома. А нам дверь не могут нормальную в подъезде поставить!

— А вы в подвал спуститесь, там трубы — сплошная труха. Был порыв, его устранили, а воду не откачали. Теперь идет усадка дома: я в прошлом году в комнате делала ремонт и поставила деревянные двери, сейчас они уже не закрываются, — рассказывает Инна Александровна Хохлачева. — Я за свою квартиру в 42 квадратных метра плачу около шести тысяч рублей, но мы при этом живем в сырости и холоде…

Историю с оплатой за свет можно просто тиражировать, как пластинку. В местах общего пользования лампочки не горят, у каждого в квартире стоит счетчик  плюс установлен счетчик общедомовой. Но в феврале Инне Андреевне Хохлачевой к ее «собственным 700 киловаттам» приплюсовали еще 300 киловатт общедомовых потерь.

— Пусть тогда нам хотя бы тарифы снизят, — возмущается женщина. — Ведь у нас нет газа, мы пользуемся электроплитами, значит, имеем право на льготный тариф! Но нас с этим вопросом  отправляют в суд. Почему?

Что им ответить?

Такие зрелища надо продавать!

В общем, еще та получилась экскурсия. На фоне проблем жителей Цимлянска наши ростовские коммунальщики показались мне добрыми феями. Но трудно быть «доброй феей» здесь, на периферии. ООО «Коммунальщик», который что-то обещал в свое время жильцам, давно обанкротился. А власти Цимлянского района так удачно реорганизовали коммунальные службы, что те тоже стоят на грани банкротства, имея долгов около 10 миллионов рублей. И им совсем нет дела до текущих крыш и текущих ремонтов. До 2011 года коммунальные службы города пользовались имуществом «Коммунальщика» по договорам аренды, а потом его имущество — вполне приличное административное здание в центре города, мастерскую, новый автогрейдер, автомобиль «КамАЗ»-мусоровоз, кстати, полученный чуть больше года назад по губернаторской программе, трактора и столярный цех продали за смехотворную сумму. Нам даже ее называть как-то неловко, что-то около двух миллионов рублей. Меньше стоимости одного мусоровоза! И городское хозяйство осталось без производственной базы и техники. А вырученная от продажи имущества сумма не покрыла имеющуюся задолженность банкрота. Чего же людям ждать при таком развитии событий?

Так что во время посещения этих двух общежитий, первое из которых больше напоминает гетто, пришла в голову интересная идея, сулящая властям Цимлянска, при их оборотистости,  большую выгоду. Не организовать ли по этим двум адресам туристический маршрут под названием «Вы такого не видали никогда!». Туристы приедут, посмотрят, другим расскажут. А у нас сейчас народ весьма охочь до острых ощущений. Можно на входе торговать ведрами, которыми люди с пятого этажа воду после купания выносят. Или попробовать искупаться в душе, в котором уже лет пять, как нет воды! Экстрим! Глядишь, наберется деньжат на проектно-сметную документацию, а там и до ремонтов рукой подать.