— Мы свою школу любим, — первое, что услышали в станице Мечетинской Зерноградского района. — Обидно будет ее потерять.

Но почему, с какой стати? Трехэтажное здание, с виду — вполне нормальное, просторное, из силикатного кирпича, внутри — чистота до блеска. Отопление, канализация работают, с потолка вроде бы не течет. И вдруг такие упаднические настроения. Увы, для этого есть основания.

…В «НВ» уже рассказывалось, как два года назад в сентябре, когда только-только начались занятия, у Мечетинской школы… «улетела крыша». В прямом смысле слова. Был сильный ветер, и 600 квадратных метров кровли загнуло вверх так, что обнажились конструкции. И это — после только что закончившегося капитального ремонта, потребовавшего массу сил, средств.

Сразу после «улета крыши» детей из Мечетинской стали возить в соседнюю школу поселка Донского, разместили в библиотеке. Потом разрешили было вернуться во временно подремонтированное родное здание. Но сейчас перед ней опять возникла угроза стать «подселенкой» — проситься в чужие школьные стены ближайших сел. Поскольку районные технические службы могут запретить еще и следующий учебный год работать в здании с «бракованной»  крышей…

Как же тут проводился капремонт, кто эти бракоделы, из-за которых школа вынуждена мыкаться по «чужим углам»?

— Проектировщик — ООО «Стройвыбор», подрядчик — ООО «АртСтрой», — отвечает Лидия Васильевна Недоведеева, директор Мечетинской средней школы. — Положительное заключение выдано ГАУ «Государственная экспертиза проектов документов территориального планирования и проектной документации»…

А как же выбирались исполнители? По конкурсу, как того и требует федеральное законодательство, объясняют в райадминистрации. «Причем конкурс разыгрывался без нас, а подписывать контракт пришлось нам», — добавляет штрих Л. Недоведеева. 

Чем же руководствовались при выборе исполнителей? «Ценой», — отвечают в райадминистрации.

Да-да, практика показывает, что только этот критерий срабатывает. Кто меньше просит, тот и выигрывает. Выбор падает на тех, кто при выполнении муниципального заказа выставляет наименьшую цену и соглашается на предлагаемые скромные условия. Вопросы, чем фирма-исполнитель располагает, что умеет и может предъявить в качестве уже сделанного, какова ее репутация в кругу профессионалов, остаются «за кадром». Заказчик, по сути, получает кота в мешке.

… Пытаться воскресить детали событий двухлетней давности — все равно, что гнаться за ушедшим поездом. «Иных уж нет, а те далече». Капремонт Мечетинской школы осуществлялся при прежнем главе района — он сейчас частное лицо. Председателем конкурсной комиссии был его зам, недавно переехавший из Зерноградского района на другое место жительства. Ау, с кого спрашивать, кому задавать неудобные вопросы? Нет ответа, тишина. Преемникам остается только расхлебывать последствия.

…Главный архитектор Зерноградского района В.Пожидаев дал корреспонденту «НВ» координаты и телефоны проектировщика с подрядчиком. 

Увы, фирмы «АртСтрой» (подрядчика) по прежнему адресу уже не оказалось. Ее телефоны теперь — у другой организации, о местонахождении предшественников там не знают. Выключенным оказался и сотовый телефон Максима Бредихина, гендиректора «АртСтроя». «Как же так? — удивился В.Пожидаев. — Я же с ним по этому номеру недавно связывался». Но теперь он молчит. Так же, как и мобильник Романа Кушнарева, другого сотрудника «АртСтроя». Где их искать? И что с фирмой? Она существует? Тоже нет ответа.

Зато с представителем «Стройвыбора» (проектировщика) И. Панариным мне удалось созвониться. Он, как и ожидалось, винил в «улете» крыши строителей, сообщив, что закрепление было произведено не по проекту. 

— Точно так же они кивают друг на друга и во время заседаний в арбитражном суде, — рассказывают Л.Недоведеева и В.Пожидаев. — Иск был подан муниципалитетом против проектировщика, поскольку, согласно экспертизе, проведенной специалистами строительного университета, в проекте изначально имелись  конструкционные ошибки. Однако ответчик с этим не согласился. Представил свою экспертизу, настаивая на том, что проект, мол, хорош, а виноваты строители. Те в ответ предъявили свои претензии. И это тянется и тянется. Прошло уже десять заседаний арбитражного суда, а конца не видно…

Доцент РГСУ Е.Романенко, завлабораторией обследования и испытания конструкций, чьи специалисты проводили проверку, тоже сказала корреспонденту «НВ» и о проектных ошибках, и о строительных. Обе фирмы, получается, друг друга стоят. Это ж надо на таких нарваться…

Ну а школе-то каково быть заложником чужого непрофессионализма, халтуры, кустарщины? Иметь свое здание — и, по сути, лишиться его…

— У нас нет будущего, — с горечью услышала от Л.Недоведеевой.

Если районные службы не разрешат школе еще на год остаться в родном (пусть «недоделанном») здании, то это — катастрофа. Придется возить детей (в школе 810 учащихся плюс 90 сотрудников) в соседние поселки. Для подвоза потребуется (подсчитали) 41 автобус. Эту кавалькаду надо будет где-то ставить (растянется на полтора километра), создавать площадки для разворота. «Нереально!» — сокрушаются учителя.

Теперь для спасения школы нужна еще одна порция средств: вот уж точно — скупой платит дважды.

Но другого выхода нет: судебными тяжбами крышу не починить. А если еще на год затянуть ремонт, то можно совсем здание доконать, поставить на нем крест. Такого допустить нельзя. Пока живет школа — живет станица.