Живет себе собственник жилья, не тужит. Подумаешь, дом не новый — там отколупывается, здесь отходит. Одна проблема — в подъезд зайти неприятно: мусор, грязь, паутина, закопченные стекла.

В этом месте и начинаются приключения жильцов дома по улице Фрунзе. Месяц они понаблюдали за состоянием своих подъездов. Два. Что­то сами убрали, где­то помыли. А через полгода задумались, почему уборка в подъезде не производится, а оплата за нее в соответствующей графе квитанции на квартплату присутствует исправно.

И обратились они не куда­нибудь, а в свою управляющую компанию. Коллективно. Обратились, как положено, в письменной форме, в двух экземплярах, за подписью собственников 6 квартир. Так, мол, и так: звонки, жалобы результатов не дали, не убирает никто до сих пор — пересчитайте, имеем право.

Ровно через месяц и два дня пришел ответ: «Уважаемые жильцы! На ваше обращение сообщаем, уборка в подъездах проводится регулярно. Вот и копии ведомостей по уборке, подписанные собственниками квартир вашего же дома, прилагаем. Посему перерасчет сделать и исключить из квитанции сумму за оказываемую услугу не можем. Права не имеем».

Жильцы, понятное дело, удивились: как — услуга оказывается? А у нас что, галлюцинации коллективные? Мусор по углам мерещится.  Присмотрелись повнимательнее к ведомостям этим. Оказывается, уборка в их подъездах в марте проводилась целых 8 раз, согласно бумагам. Прошлись по квартирам расписавшихся в ведомости. Те ничего не подписывали! Собственница одной из квартир, которая якобы удостоверяла факт уборки подъезда (если верить ведомости), вообще уже некоторое время проживает по другому адресу. В доме по Фрунзе живут ее родственники, и фамилия у них другая. А «подпись» стоит именно собственницы жилья.

Жанр «хождения»

Другие бы повозмущались и забыли, но собственники квартир дома по улице Фрунзе оказались деятельными. И не только написали в редакцию газеты «Наше время», но и обратились в прокуратуру Октябрьского района по факту подделки подписей, между прочим, уголовному преступлению, согласно 327 статье УК РФ.

Ровно через 6 дней из прокуратуры пришел ответ. Он был адресован не только заявителю, но и полковнику полиции, начальнику ОМ № 5 по Октябрьскому району Ростова Башкову С. Г. В нем заявителю сообщалось, что по факту подделки подписей он может самостоятельно обратиться в суд, а начальнику Октябрьского ОВД предписывалось назначить одного из своих подчиненных для разбирательства с этим делом. Ни через месяц, ни через полтора никаких вестей из Октябрьского ОВД так и не пришло. Мы сами решили обратиться туда, чтобы выяснить судьбу жалобы. Работники канцелярии ОМ №5, честно перерыв при нас реестр входящих писем, ответили: «Не поступало. Выясняйте в прокуратуре».

В прокуратуре мы пообщались и с помощником прокурора, который занимался нашим обращением, и с работниками канцелярии. Результат получился такой. Все необходимые мероприятия прокуратурой Октябрьского района по обращению были выполнены, и жалоба была направлена в ОМ № 5, о чем и сообщили заявителю. «Вышла» она из прокуратуры еще 20 мая вместе с нарочным.

Вооруженные этим знанием, мы вновь обратились в канцелярию ОМ № 5. Результат тот же — не поступало. Нам предложили выяснить фамилию нарочного, который передавал в тот день документы.

В канцелярии прокуратуры нас приняли уже как родных и согласились помочь даже без уговоров. Разобрать фамилию, стоящую в книге исходящих документов, пытались втроем. Так и не получилось. Предположили, что по созвучию работники ОВД смогут определить, кто же все­таки забирал документы. Предположение оказалось неверным. Никого, чья фамилия хотя бы приблизительно напоминала начертанное в книге, среди своих сотрудников в канцелярии ОВД припомнить не смогли.

Получается, «вышла» жалоба из прокуратуры 20 мая вместе с нарочным, а до ОВД Октябрьского района так и не дошла. По дороге потерялась.

На вопрос, что же делать теперь: вновь писать в прокуратуру обращение или, может, заявление с просьбой повторно направить документы по нашей жалобе в ОМ № 5, нам в ОВД ответили: «А зачем? Все равно к нам направят. Пишите жалобу сразу у нас».

О «тварях дрожащих» и праве

Ситуацию, собственно, с уборкой подъездов мы попросили прокомментировать председателя межрегиональной общественной организации «Комитет защиты прав потребителей Южного федерального округа» Юрия Юрьевича Гусакова:

— Только на основании письменного, пусть и коллективного обращения, произвести перерасчет управляющая компания действительно права не имеет. Формально уборка подъездов относится к категории «услуги». С товарами все проще — не соответствует нормам или ГОСТу, значит — некачественный, подлежит возврату. А вот, чтобы произвести перерасчет или просто вернуть деньги за некачественно предоставленную услугу, нужно еще доказать, что она некачественная. Это процедура — довольно долгая и непростая. Для начала собственникам необходимо собрать общее собрание жильцов и большинством голосов решить, что платить за такую услугу они не хотят. Протокол собрания обязателен. Идеальный вариант — пригласить и представителей управляющей компании. Чтобы тут же на месте донести до них решение общего собрания и совместно оценить качество предоставляемой услуги. Это самое главное. В случае с уборкой показателями ее низкого качества, конечно же, являются мусор, грязь в подъездах. Если представители управляющей компании и жильцы придут к одинаковому выводу — уборка производится некачественно, они должны подписать соответствующий акт. И уже на основании него, а также протокола общего собрания жильцов компания может сделать перерасчет стоимости этой услуги, раз уж все согласны, что она ненадлежащего качества. Но обычно на встречи представители управленцев не приходят и тем более не подписывают такие акты. Поэтому весь этот процесс жильцам лучше проводить совместно с организацией по защите прав потребителей.

В управляющей компании дома на Фрунзе нам сказали, что в такие сложности впадать и не надо. Они — люди открытые, доброжелательные, и чтобы произвести перерасчет, им достаточно только протокола общего собрания жильцов, в котором большинством голосов будет принято решение о перерасчете:

— Непонятно, зачем они побежали к вам жаловаться? Не могли прийти к нам и обо всем договориться? Люди понасмотрятся телевизора и кажется им, что везде обманывают, а управляющие компании сейчас грязью только ленивый не поливает. Не хотят они, чтобы им оказывалась услуга по уборке подъездов — их право. Но просто так произвести перерасчет мы права не имеем. Пусть принесут протокол общего собрания жильцов, мы пересчитаем и либо вернем им деньги, либо перенаправим средства в фонд содержания и ремонта этого дома. А такие ведомости уборки подъездов — наш внутренний документ. На его основании мы выплачиваем дворникам и уборщикам зарплату. Есть подписанная ведомость — значит, уборка производилась. Не можем же мы лично проверять все подъезды наших домов и опрашивать всех жильцов?

Получается, во всей этой истории и в конфликте жильцов с управляющей компанией, и в подделке подписей виновата «коварная» уборщица…