Лето налетело, обожгло и машет пока ещё зеленой лапой на прощанье… Тактичное  время года — хоть немного, да прячет следы человеческого присутствия на земле.

А вот слетят листья, оголятся кусты, и мы увидим, как на голых ветках заколышутся чьи-то старые тренировочные штаны, колготки или, простите, несвежий лифчик. Каждую осень диву даешься: как они туда попали?! Но факт остается фактом — висят!

Не дает соскучиться человечество. Гуляя по утрам с собакой, то и дело обнаруживаю на земле предметы самые неожиданные. Нет, я не о шприцах, банках от пива, презервативах и прокладках — они, увы, почти обыденность. Но куча вареной вермишели, сгоревшая сковорода с остатками как будто яичницы, гора картофельной кожуры! Лежат себе по стеной жилого дома. Вот что, скажите на милость, могло в этом доме стрястись, чтобы все это было вышвырнуто  из окна?!

Что вообще с самим городом происходит? На каждом крошечном клочке свободной земли вырастают зеркальные небоскребы в стиле дешевого шика. Стык в стык — занюханные «панельки» советских времен. И тут же, стена к стене, нечто то ли китайское, то ли японское достраивается — низенькое, со стилизованной какой-то изломанной кровлей. Напоминает этот «ансамбль» примитивную тётку, которая неожиданно разбогатела и, ошалев от счастья, нарядилась в бриллианты (поддельные), забыв при этом снять чуни.

Машины, как тараканы, лезут на газоны, на тротуары. В спальных районах города к подъезду не подойдешь. Что к подъезду?! К окну приближаться не хочется — вешаем шторы поплотнее, чтоб не видеть жизни соседей: дома тулятся друг к другу стык в стык. Не город, а какая-то свалка построек. Что, интересно, о нас станут думать потомки? Если они, конечно, будут…

Нет, вы не подумайте, что ничего мне в этом мире не мило. Иду иной раз, опять же с собакой, на родник у подножия церкви Сурб Хач (Северный жилой массив). Берег водоема, в нём уточки плавают, облака в воде отражаются, камыши шуршат, птички поют… И дух захватывает — хорошо-то как! Вдруг всю эту лепоту взрывает скрежет дрели — расширяют очередное питейно-развлекательное заведение прямо на берегу, между православным и армянским храмами… Прячусь за наушниками плеера и гоню от себя настойчивую мысль: Господи, как прекрасна наша земля, и как скверно живут на ней люди…