В уходящем году произошло немало событий на поле битвы за качество и стоимость жилищно­-коммунальных услуг. О результатах уже введенных изменений законодательства в сфере ЖКХ и нововведениях, которые только готовятся,  беседуем с заместителем председателя Законодательного собрания РО Евгением ШЕПЕЛЕВЫМ.

— На мой взгляд, полгода действия последних изменений в Жилищном кодексе и в системе расчетов оплаты коммунальных услуг — достаточно малый срок для того, чтобы говорить о кардинальном переломе ситуации. Хотя сделано в этом направлении немало, причем не только на федеральном уровне. В Ростовской области налаживается ситуация с газоснабжением — приносит свои результаты областная программа. Решается вопрос с водоснабжением и электрификацией — удалось в некоторых районах даже снизить тарифы.

Однако с другой составляющей ЖКХ­услуг — управлением жилым фондом — до сих пор есть множество неразрешенных проблем. Здесь самое главное достижение: удалось дать право исполнительной власти влиять на работу управляющих организаций. Но те способы работы администраций со службами ЖКХ, которые мы так легко разрушили несколько лет назад, сейчас восстанавливаются с большим трудом. В настоящий момент единственный реальный вариант влияния на управленцев — через судебное разбирательство забирать у них дома.

— Каким образом теперь это возможно сделать?

— По решению общего собрания жители могут обратиться в районную администрацию, где создадут комиссию. Эта комиссия проверит работу управляющей компании, изучит ее хозяйствующую деятельность. В случае  необходимости — обратится в надзорные инстанции, не поможет — подаст в суд, чтобы лишить права управляющую компанию работать в данном доме. Управленцы должны осознать: им выгоднее сразу выполнять все требования своих клиентов.

— Как часто районные власти пользуются своим новым правом защищать жителей?

— Пока что по области было 16 подобных судебных случаев, причем  в некоторых из них речь шла о нескольких домах. Это очень непростой процесс: в суде  нужно доказать, что «не­работа» УК принесла ущерб людям. Юристы только разбираются в применении новых изменений ЖК РФ.

— Насколько усилились позиции самих жильцов?

— У собственников  появилось даже не  право, а обязанность создавать советы дома при управляющих компаниях как аналог правления ТСЖ.  Самый оптимальный вариант, уже обкатанный в некоторых управляющих компаниях: старшие по подъездам плюс один старший дома. Именно они должны контролировать работу УК, проверять все отчеты. Но мы видим: прошло полгода — создалось только 20% таких советов. Конечно, отведенное время до июля следующего года еще есть, но зачем тянуть? Ведь с их помощью легче решать вопросы со снятием показаний по счетчикам, обращаться от имени всех жителей в надзорные инстанции, администрацию, решать конфликты через суд.

— Еще анонсируя изменения в жилищном законодательстве, нам обещали усиление ответственности управленцев…

— Самое серьезное наказание, которое на данный  момент можно применить к управляющей компании, — устранение от управления домом. Изменения в КоАП по другим пунктам только обсуждаются. Административная ответственность  сейчас предусмотрена лишь за нераскрытие информации: у каждой управляющей компании должен быть сайт, где в открытом доступе выложены все данные о тарифах, стоимости услуг и отчеты о проделанной работе.

— А за прохудившуюся по халатности управленцев электропроводку или хронический мусор во дворе?..

— К сожалению, ответственность за невыполнение обязательств, из­за чего жители понесли материальный или моральный ущерб, может назначить  только суд. Но, когда в ответ на жалобы мы предлагаем такой вариант, слышим: «О, опять в суд… Это долго». Но кто же будет защищать ваши права, если не вы? Да, это очень долгий процесс, хотя жалобы подчас как под кальку. Но сейчас, повторюсь, в этом деле жителям обязана помогать районная администрация.

— Есть ли сейчас четкие критерии для оценки деятельности УК?

— В новой версии Жилищного кодекса упоминаются стандарты качества ЖКХ­услуг, в том числе и управленческих. Однако такие нормативы пока только рассчитываются на федеральном уровне, их стоит ждать ближе к лету.

— А хотя бы на уровне области можно создать минимальный перечень услуг по содержанию и ремонту общедомовой собственности, по которому бы жители могли оценивать работу управленцев?

— Полагаю, этой работой нам как законодателям предстоит заняться в ближайшем будущем. Потребность в этом есть. У каждого собственника должна быть табличка, по которой он мог бы сверить, какие именно услуги ему оказываются, сколько что стоит и как часто должно выполняться. Причем и рассчитывать такие таблицы не нужно: почти год назад министерством ЖКХ области приказом № 19 был принят рекомендованный вариант договора с управляющей организацией, там же был рекомендованный минимальный перечень жилищных услуг. Но в течение года выяснилось: этим рекомендациям последовали единицы, а привлечь УК за несоответствие нормам —практически невозможно. Да что тут говорить: у многих управленцев вовсе нет договоров с жильцами, а даже если и есть, то обязательный ежегодный отчет они предоставляют кое­как… Полагаю, стоит действительно от рекомендаций переходить к жестким требованиям.

— Изменения жилищного законодательства люди в данный момент воспринимают неоднозначно. Есть ли моменты, с которыми не согласны донские законодатели?

— Лично мне хочется доказать федеральным законодателям, что они не правы, оставляя те же «коэффициенты» по общедомовым потерям, лишь меняя начисление не по потреблению, а по квадратуре квартиры. Решать этот вопрос только собираются…

Также непонятна в данный момент ситуация с так называемыми «агентскими договорами», которыми управляющие компании пытаются снять с себя ответственность за коммунальные услуги. Поправки в Жилищный кодекс РФ позволяют жителям рассчитываться напрямую с поставщиками коммунальных услуг, и после у УК  голова не болит: не надо заниматься  неплательщиками, решать споры по начислениям. Они полностью устраняются от этого, и законодательно это теперь разрешено! Но стоит же думать и о жильцах, не бросать своих клиентов.

Со стороны исполнительной власти нужна скрупулезная ежедневная работа по контролю таких моментов.

Не лекции читать управленцам, а проводить регулярный совместный разбор полетов с выяснением причин или поиском компромиссных выходов из конфликтов. И, главное, потом требовать неукоснительного соблюдения договоренностей.

— Как бы вы в целом охарактеризовали обстановку в сфере ЖКХ Ростовской области?

— По моему наблюдению, количество писем — это показатель общей ситуации: чем меньше проблем, тем меньше и жалоб. За последние три года их количество увеличилось в три раза — вот вам и оценка обстановки. Когда с января­февраля введут новые квитанции, где будут не только показания счетчиков, но «общедомовые потери», количество жалоб увеличится в разы. Люди увидят, сколько ресурсов «теряется» в их сетях и сколько они должны оплачивать сверх меры — поднимется волна возмущения!

В общем, проблем — масса, но все равно заметно, что стали жить чуть лучше: медленно, но ремонтируются подвалы, проводятся капремонты…

По словам Евгения Михайловича, чаще всего в Законодательное собрание приходят жалобы и требования.  И очень мало предложений. Как конкретно исправлять ситуацию, что нужно менять в законах, постановлениях, правилах?..

Е. Шепелев готов рассмотреть все предложения наших читателей. «А мы подумаем, как их оформить законодательно, — пообещал он. — Можно обращаться прямо ко мне в приемную по адресу: Ростов­-на-­Дону, пр. Коммунистический, 24, каб. 214, тел. 8 (863) 222­46­83».