Отношения между поставщиками коммунальных услуг, управляющими компаниями многоквартирных домов и гражданами не назовешь безоблачными. Сплошь и рядом возникают конфликты из-за «потерь», неоказанных услуг, плату за которые поставщики приписывают потребителям.

Зачастую недобросовестные сотрудники управляющих компаний, которые знают, что с какого-то гражданина, ведущего антиобщественный образ жизни, коммунальные платежи все равно не получить, даже и не пытаются снять показания счетчиков в его квартире. Порой они даже и занижают объем потребленных им воды, электричества, перекладывая его расходы на плечи добросовестных плательщиков. А среди них — малоимущие, получающие субсидии, пенсионеры… Наша газета не раз писала о таких ситуациях. Похоже, дело сдвигается с мертвой точки — законодатели обратили внимание на данный вопрос, более того, пытаются его решить.

27 октября прошлого года Законодательное собрание Ростовской области и поручило депутатам-«единороссам» Владимиру Гребенюку и Леониду Шафирову изучить возможности оказания правовой и экспертной помощи малообеспеченным потребителям жилищно-коммунальных услуг при предъявлении к ним необоснованных претензий. По результатам совместной работы с коллегами Леонид Шафиров выдвинул, можно сказать, революционное предложение. Но, как известно, возможные последствия революций необходимо заранее оценить. Это и постарался сделать собкор «Нашего времени». Выяснилось, что депутат считает, что презумпцию невиновности следует применять не только в уголовном, но и в гражданском законодательстве. Не граждане должны доказывать государству, что у них нет долгов перед коммунальщиками, но поставщики услуг, если считают, что долги есть, должны доказать их наличие. Слово — депутату.

— Согласно части 5 статьи 159 Жилищного кодекса Российской Федерации, жилищные субсидии предоставляются малообеспеченным гражданам при отсутствии у них задолженности по оплате жилых помещений и коммунальных услуг или при заключении и выполнении гражданами соглашений по ее погашению. Положение правильное. Но как все складывается на деле? К сожалению, максимальные сроки соглашений о рассрочке оплаты просроченных платежей за жилищно-коммунальные услуги — шесть месяцев, многим малоимущим гражданам уложиться в них, чтобы погасить непонятно откуда появившуюся задолженность, не по силам. Как правило, граждане идут на поводу у ресурсоснабжающих организаций и оплачивают все счета, которые им выставляют. Происходит это прежде всего потому, что для назначения субсидии органы социальной защиты требуют от малоимущих предоставлять справку управляющей компании об отсутствии долгов перед этой же организацией. У организаций — поставщиков услуг — есть юристы, которые могут отстаивать их интересы в суде, а граждане, тем более малоимущие, обычно правовой подготовки и финансовых возможностей для оплаты услуг экспертов и адвокатов не имеют. Участвовать в суде для гражданина куда более затратно, нежели оплатить «задолженность», независимо от того, справедлива она или нет. Таким образом, судебная защита получателем субсидии своих прав доступна лишь теоретически. Правительство Ростовской области сделало свой вклад в защиту потребителей жилищно-коммунальных услуг. Министерство ЖКХ и департамент потребительского рынка организовали работу «горячей линии», куда за консультациями и помощью может обратиться гражданин. Но, к сожалению, в полной мере без внесения изменений в федеральное законодательство малоимущего потребителя не защитить.

— Вы предлагаете считать гражданина заведомо невиновным…

— Я считаю, что нужно просить депутатов Государственной думы РФ рассмотреть возможность дополнения части 5 статьи 159 Жилищного кодекса Российской Федерации таким образом, чтобы субсидия не выплачивалась только тому гражданину, который имеет задолженность перед поставщиком коммунальной услуги, подтвержденную соответствующим судебным решением. Наличие и размер задолженности по оплате жилых помещений и коммунальных платежей должны подтверждаться не только справкой организации, производящей соответствующие начисления — ведь она заинтересована в получении платежей, но и вступившим в законную силу судебным постановлением о взыскании с получателя субсидии суммы задолженности по коммунальным платежам.

— Это кардинально изменит систему взаимоотношений граждан и поставщиков коммунальных услуг.

— Верно.

— Насколько увеличатся расходы бюджета на оплату субсидий? Ведь в случае реализации вашего предложения субсидии будут выплачиваться гражданину вплоть до того момента, пока его задолженность не будет доказана поставщиком в суде.

— По сведениям министерства труда и соцразвития области, всего лишь 0,3% от общего количества получателей субсидий — 541 малообеспеченная семья — в прошлом году были лишены права на получение субсидий из-за задолженности по оплате коммунальных услуг. Экономия средств областного бюджета составила 1 миллион 776 тысяч рублей. Считаю, что эти, пусть и немалые, средства несравнимы с тем негативным социальным эффектом, который возникает, когда граждане, чтобы не лишиться субсидии, оплачивают не только за потребление жилищно-коммунальных услуг в своих квартирах, но и за воду, за свет, потребленные нерадивыми соседями, за недоработки управляющих компаний… Представьте, какие эмоции испытывает восьмидесятилетняя пенсионерка, которая и сериалы уже не смотрит, чтобы «нажечь» не больше 50 киловатт электроэнергии в месяц, а получает к оплате счета за 200-300 дополнительных киловатт в виде внутридомовых потерь электроэнергии!

— А не случится ли так, что получатели жилищных субсидий вообще прекратят оплачивать коммунальные услуги, дожидаясь судебного решения? Не увеличатся ли неплатежи за жилищно-коммунальные услуги в случае принятия вашего предложения?

— Такое беспокойство имеется у некоторых чиновников, представителей управляющих компаний. Я имею более чем десятилетний опыт депутатской работы и почти двадцать лет опыта работы в банках, которые предоставляли кредиты сотням тысячам частных заемщиков. Во-первых, уверен, что россияне делают все возможное, чтобы не быть ответчиками в судах, в том числе по искам, которые могут быть направлены против них управляющими компаниями. Во-вторых, у управляющих компаний никто не отнимает прав ограничивать подачу электроэнергии, воды неплательщикам. В-третьих, федеральному законодателю подвластно определить порядок, в соответствии с которым орган социальной защиты будет иметь право взыскивать сумму жилищной субсидии, полученную малообеспеченным гражданином и истраченную им не по целевому назначению. В-четвертых, я прошу быть справедливее, относиться с позиций правового государства в первую очередь к малообеспеченным гражданам. Ведь только для них важны те изменения, что мы предлагаем.

Я не сомневаюсь в том, что отношения между жильцами и поставщиками услуг должны быть более цивилизованными. И новый закон мог бы помочь значительно продвинуться по пути социальной справедливости, сделать наше государство более удобным для жизни самых незащищенных слоев населения. Решение, которое мы предлагаем, — серьезный шаг на пути к правовому государству.