Бурные публичные слушания о новой концепции развития ростовской набережной состоялись в Донской публичной библиотеке. За те два часа, что длилось обсуждение, лишь пятеро ростовчан поддержали концепцию, представленную городскими чиновниками, остальные были категорически против проекта, который нарушает Водный, Земельный, Градостроительный кодексы, Генплан, а заодно и Правила землепользования и застройки.

Возмущение собравшихся горожан вызвало постановление мэра Ростова № 348, которое предполагает разрешение возводить на набережной капитальные строения. Это может повлечь за собой самые печальные последствия для ростовчан и гостей города: прогуляться вдоль Дона по набережной, участки которой превратятся в частную собственность, будет нельзя. Недаром этот проект, нарушающий сразу столько законов, не захотел подписать ни один архитектор городского департамента.

У участников слушаний, которых набралось более ста человек, возник естественный вопрос — как вообще возник проект корректировки существующего проекта планировки набережной? На что заместитель главы администрации Ростова по градостроительству Геннадий Ананьев пояснил: инициатива исходит от частного инвестора, который работает на набережной. Он сделал эскизный проект и представил его в областное правительство, где его концепция понравилась и была утверждена вице-губернатором.  По словам главного архитектора Ростовской области Алексея Полянского, представлявшего проект на слушаниях, предложенный  вариант предполагает развитие туристско-рекреационной зоны между переулком Соборным и проспектом Ворошиловским, где сегодня располагаются заведения общепита, не удовлетворяющие чиновников. По их мнению, появление здесь капитальных ресторанов и магазинов украсит набережную.

Однако все ли в областном правительстве разделяют эту точку зрения? Депутат Законодательного собрания, гендиректор строительной фирмы «Руслан» Адам Батажев рассказал, что после его запросов в городскую думу и заместителю мэра, оставшихся без ответа, он опубликовал в газете открытое письмо. А через день ему позвонил губернатор области Голубев, который был удивлен происходящим и пообещал, что возьмет все под личный контроль и никому не позволит портить набережную.

Противниками предложенного проекта выступили и подавляющее большинство собравшихся.

По мнению гендиректора компании «ЮИТ ДОН» Андрея Шумеева,  предполагаемая передача участков набережной инвестору по предварительному соглашению — не что иное, как бесплатная раздача муниципальной земли.

Член общественной палаты Владимир Макарчук убежден, что в ситуации должны разобраться прокуратура и полиция. А еще предложил через суд убрать с набережной уже существующие  там рестораны и кафе, вернув на место газоны, деревья, скамейки.

От имени 18 000 ветеранов Великой отечественной войны, 119 000 ветеранов труда, 78 000 ветеранов Вооруженных сил, 4 000 ветеранов правоохранительных органов Ростова выступил Борис Старосельский и сообщил, что ветераны категорически возражают против проекта, поскольку набережная должна принадлежать городу, а не отдаваться под коммерческие проекты.

Старейший архитектор Ростова Норальд Нерсесянц назвал саму идею кощунственной. Преображенная набережная будет сплошной стеной строений. Некогда, вспомнил он, что-то подобное предлагали и при реконструкции Пушкинского бульвара — снести зеленые насаждения с одной стороны и застроить освободившуюся территорию сувенирными магазинчиками, кафе, ресторанами…

Против высказался и автор проекта планировки территории набережной, бывший главный архитектор РО Александр Бояринов. Он задался простым вопросом: зачем вместо статусного парка набережной, которая является брендом Ростова, создавать кабак? Кому для этих целей мало земли в городе — пожалуйста, на левый берег.

Художник Алексей Курманаевский посетовал на то, что сегодня стыдно гостей города водить на набережную. Коллеги из Петербурга, увидев череду шашлычных, были поражены — в северной столице никто бы не посмел превращать набережные в злачные места.

Пенсионерка Ида Белоусова недоумевала: где логика, когда одной рукой мы боремся с пьянством, а другой — множим питейные заведения? А еще вспомнила, как когда-то она и ее товарищи, ученики 45-й школы, приложили много труда, благоустраивая набережную.

Ростовчанин в 9-м поколении, режиссер Михаил Коломенский предостерег: как только земля под капитальными строениями набережной приватизируется, правый берег превратится в то, чем стал левый — бесконечной цепью заведений  для отдыха с возлияниями, что начисто отрежет для горожан возможность подхода к реке.

Архитектор-реставратор и краевед Любовь Волошинова отметила парадокс ситуации: на набережной рубят деревья, отдавая места под общепит, тогда как по красной линии Береговой стоят руины, которые при грамотном подходе можно перестроить в кафе, рестораны, магазины. Но снос деревьев — самый легкий путь, к которому в Ростове прибегают слишком часто в последние годы…

Выступлений-протестов было предостаточно. В числе несогласных с представленной концепцией оказались и представители двух туристических фирм, по мнению которых набережная в ее нынешнем виде — позор для города, сюда стыдно привозить туристов. Не у всякого города есть такая река, как Дон в Ростове, подчеркнули они, а набережную превратили в торгово-ресторанный комплекс — зелени стало мало, «забегаловок» – много, туалетов вообще нет, как нет прогулочных катеров, водных такси, фуникулера, который бы помог спуститься с Ворошиловского проспекта (ну хотя бы от часового завода) на набережную пожилым людям. А лотки с мороженым и прохладительными напитками поставить на набережной недолго — для этого вовсе не нужны капитальные строения.

Впрочем, были и те, кто считал, что «голая пустая набережная — шаг назад». Представитель другой турфирмы, например, утверждала, что туристам здесь просто нечего делать, если отсюда убрать шашлычные и не поставить магазины сувениров. Одна из выступавших горожанок отстаивала свое право посидеть в кафе на набережной, где ежедневно гуляет с детьми, заявляя при этом, что не нуждается ни в деревьях, ни в газонах; другая вспоминала набережную 30-летней давности, где «зимой ночью было страшно гулять, и был сильный ветер» и призывала не возвращаться к этому. Доводы третьей звучали и вовсе абсурдно: защищая проект, она одновременно предостерегала, что с набережной хотят делать то же, что с левым берегом, по которому простой человек не прогуляется. Сложилось впечатление, что сторонники проекта были, что называется, «засланные казачки», которых по-дружески попросили поддержать проект, не объяснив толком, что к чему. Не потому ли так невнятно и путано звучали их аргументы в защиту застройки набережной капитальными ресторанами и магазинами?

…Успели высказаться не все, кто хотел, — не хватило времени. Однако, как заверил Геннадий Ананьев, все мнения будут учтены и обобщены комиссией по публичным слушаниям. Он же напомнил, что, помимо высказываний на пуб­личных слушаниях, существуют еще письма и факсы от ростовчан, приходящие в городскую администрацию. Заключение комиссии будет сформулировано к концу августа 2012 года. Лишь бы письменные «просьбы трудящихся» не заглушили тот глас народа, который дружно и мощно прозвучал на общественных слушаниях…