Копейка бережет рубль, рубль — тысячу, тысяча — миллион… Не об этом ли думал руководитель филиала ОАО «МРСК Юга» — «Ростовэнерго», когда издал приказ об уменьшении премии специалистам, руководителям, служащим?

Наверняка об этом, ведь в приказе, который снижал премию работникам за ноябрь 2011 года, так и говорится: уменьшают ее в целях оптимизации производства из-за роста расходов предприятия. Работают на нем более 6 тысяч человек, а снизили премию на 30%. Даже учитывая, что к категориям «специалисты, руководители, служащие» относятся не все, сумма, которую при этом удавалось сэкономить, выходила значительной.

Может, стоило ради общего блага пожертвовать рублем? Но дело в том, что и две тысячи для работников, чья зарплата — около пятнадцати тысяч рублей, являются деньгами значительными. А именно их и планировал работодатель «изъять» из премии персонала. Однако лишение премии — это наказание. Например, за ненадлежащее исполнение работником его обязанностей. А за что наказывать всех работников разом? Есть и еще один нюанс: суммы на выплаты премий и зарплат энергетикам в полном объеме уже заложены в тарифе. Заплатили мы за свет, выходит, зарплату энергетикам обеспечили…

Как и положено по закону, работодатель (в нашем случае — руководитель филиала ОАО «МРСК Юга» — «Ростовэнерго») сообщил профсоюзу о том, что премия будет урезана. Профсоюз такой новости, естественно, не обрадовался и увидел в ней ущемление прав работников. Поэтому стал активно возражать против решения руководства предприятия.

Что же, руководство выразило готовность пойти на переговоры с профсоюзом и назначило встречу, на которую пригласили представителей всех восьми подразделений «Ростовэнерго», расположенных в разных городах и районах области. Вот только одна незадача: назначили встречу на 15.45, а приглашения направили на места в тот же день в… 15.06.

Даже находясь в Ростове, вряд ли успеешь добраться за 40 минут в центр — при наших-то пробках! Что уж говорить о людях, которые получили это «приглашение», находясь на другом конце области!

Короче, приказ о лишении части премии был подписан, а профсоюзы остались ни с чем. Но сдаваться не собирались. И подали заявления в государственную инспекцию труда. А им оттуда ответили, что помочь ничем не могут: на встречу-то с руководством представители профсоюза не пришли. Значит, что? Значит, «для проведения дополнительных консультаций не явились, тем самым уклонились от проведения дополнительных консультаций в целях достижения взаимоприемлемого решения и подписания протокола разногласий».

А тот момент, что решение лишить части премии работников в связи с оптимизацией вообще незаконно, был почему-то не замечен…

Что делать? Члены профсоюза обращаются к главному государственному инспектору по труду. Он отменяет постановление о прекращении административного производства против директора «Ростов­энерго». Но ничего противозаконного не усматривает в самом уменьшении премии. Считает, что вина директора совсем в другом: в том, что он не уведомил работников об уменьшении премии за два месяца.

Профсоюз обращается в прокуратуру — уже с жалобой на действия инспекции по труду. А прокуратура отдает рассматривать жалобу… самой инспекции по труду. Знакомая картина, не так ли? Попадешь в бумажный водоворот — утонешь…

Отстаивать свои права — дело нелегкое, чреватое всякими неприятными последствиями. Как только руководство «Ростовэнерго» узнало, что профсоюз от имени рабочих планирует обратиться в суд, в адрес начальников производственных отделений направляется записка, в которой действия профсоюза характеризуются как «направленные на подрыв авторитета руководства филиала и ОАО «МРСК Юга» в целом». К таким работникам надо срочно применить какие-то карательные меры, ведь правда?

В общем, скажите честно: многие ли из вас, находясь они на месте лишенных премии работников «Ростовэнерго» и их профсоюзных лидеров, стали бы отстаивать свои права? Не проще ли «подарить» свои деньги «нуждающемуся» предприятию? Так ведь мы и поступаем в подавляющем большинстве случаев. Повозмущаемся, посетуем на беззаконие, волокиту, отписки — да и бросим все как есть: связываться — себе дороже.

У этой истории — другой финал. Работники профсоюза взяли и составили калькуляцию, где подробно расписали, сколько придется заплатить, если суд примет сторону работников. В сумму вошла бы сама премия, пеня за каждый день просрочки, компенсация морального ущерба, расходы по суду… При этом надо учесть, что у профсоюза было 589 заявлений энергетиков, готовых отстаивать свои права в суде. Сумма выходила значительная. Простой расчет показывал: выплатить злосчастную часть премии было значительно дешевле. На что руководитель в конечном итоге и согласился-таки.

Какое-то время директор «Ростовэнерго» пытался выяснить фамилии работников, не побоявшихся до последнего отстаивать свои интересы и готовых обратиться в суд, но в итоге выплатил премию всем. Впечатлило и количество имеющихся у профсоюза заявлений, и суммы, которые пришлось бы по ним выплатить. Так что наша плата за свет, по крайней мере, та ее часть, что идет на зарплату энергетикам, была в конечном итоге израсходована по назначению, а история в очередной раз показала: копейка рубль бережет, а коллектив — сплоченность.