Вряд ли кому поднимет настроение вид замусоренной дороги или заваленного бытовыми отходами тротуара. Особенно дико, если дорожки утопают в мусоре… на кладбище. Люди приходят сюда и так в подавленном состоянии, а беспорядок вокруг может стать «последней каплей» для измученного человека. Но ведь все эти обертки, бутылки и засохшие цветы оставляют здесь не вандалы — такие же скорбящие по усопшим люди…

Каждый день с территории ростовского Северного кладбища в плановом порядке вывозят до 12 тонн мусора. Плюс к этому пару раз в году проводятся плановые крупные «субботники». Всего на благоустройстве здесь работают 50 человек, но сейчас убирать мусор выходят все: иначе Северное кладбище просто захлебнется от мусора.

— Общая длина дорог на территории кладбища — 80 км, до Таганрога ближе! И через каждые 200-300 метров — кучи бурьяна, которые, как и положено, оставляют посетители кладбища. после уборки могил, — поясняет Сергей Гончаров, руководитель Северного кладбища. — Объемы, конечно, получаются колоссальные. Но если бы это был просто бурьян, и только у дорог…

Старые венки, засох­шие цветы, даже деревянные «временные» кресты некоторые люди не доносят до централизованных пунк­тов утилизации, оставляя просто у обочины. Плюс к этому здесь же складируют и обычный бытовой мусор: оставшуюся после поминовения еду и посуду, обертки, пакеты, бумагу… Посетители не по злобе, а явно просто по привычке кидают мусор где попало: пустая пачка сигарет или бутылка, пакет или кулек летят из окна машины или просто «теряются» по пути к выходу — для многих вроде как мелочь. Но при учете, что Северное кладбище ежедневно посещает около 12 тысяч человек (в поминальные дни — в десятки раз больше), даже маленькая кучка мусора очень быстро превращается в стихийную свалку.

Чаще всего, конечно, мусор кидают не за чужую оградку (хотя есть и такие), а на свободное от могил место. Но ведь и там может быть похоронен человек: просто по каким-то причинам не установили памятник. Руководство кладбища не имеет права ничего сделать с таким заброшенным участком, даже огородить, а бугорок от захоронения разглядеть может не каждый. И если здесь появится хотя бы небольшой мусорный очаг, то уже через несколько дней он становится свалкой — люди решат, что «так и надо». Если такое место возникнет у дороги, сотрудники заметят и уберут. А если — внутри «квартала»?

Проблема еще и в том, что бригада уборщиков внутриквартальную территорию не обслуживает — на огромную площадь кладбища в этом случае просто не хватит сотрудников. К сожалению, иногда пришедшие навестить умершего родственники в ужасе видят заваленную чужим мусором могилу. А если могила заброшена, она так и стоит, оскверненная, до тех пор, пока в администрацию кладбища не обратятся с жалобой заметившие это неравнодушные люди.

…При нас сотрудники кладбища подходят к очередной куче бурьяна и демонстрируют: вместе с выдернутой во время прополки могилы травой там валяются и банки с засохшей краской, и пластиковые бутылки, и какие-то осклизшие куски целлофана — все это в любой момент может быть заброшено порывом ветра на чей-то крест или памятник. Причем вроде бы небольшую мусорную кучу сотрудники кладбища разгребают минут десять — оказывается, эта свалка расположена в глубокой яме.

— Иногда, особенно после захоронения в морозы, земля на могиле проседает, — поясняют сотрудники кладбища. — Понятно, что родственники хотят привести могилу в нормальный вид. Но вместо того, чтобы привезти с собой землю, — набирают ее рядышком, у дороги. Один взял, другой… Умышленно, конечно, никто не собирается рыть ямы на кладбище. Но в итоге мы иногда натыкаемся на ямы в несколько метров глубиной и шириной! Одни пугаются — думают, что осквернили могилу. А другие используют такую яму как свалку — как в этот раз…

— В правилах о погребениях нигде не прописаны обязанности по содержанию могил для родственников умершего, — говорит Сергей Гончаров. — Поэтому состояние могил «контролируется» больше этическим отношением к памяти. Конечно, не каждый в силах регулярно проводить уборку, завозить землю, очищать могилу от сорняков. МУП СКУ такие услуги оказывать не имеет права, но ведь в Ростове есть десятки специализированных фирм, которые занимаются такими делами. Если же вы обходитесь своими силами — просто оставайтесь людьми: относитесь к памяти других по-человечески…

Между тем правила поведения на кладбище просты и этически понятны: выполотый бурьян складировать только на обочине дороги, бытовой мусор забирать с собой, не приводить домашних животных. Но почему-то они не всегда выполняются — для самого крупного в Европе кладбища такое пренебрежение к элементарным законам приличия особенно болезненно. В первую очередь для самих же посетителей…

… За день «субботника» с территории Северного кладбища вывозят по двадцать груженных мусором и бурьяном грузовиков. Убирать сотрудники кладбища будут, пока позволяет погода. Повторный «субботник» будет уже весной: к сожалению, за зиму тысячи скорбящих родственников снова оставят десятки тонн мусора, забыв отнести их до ближайшей урны.