Пенсионера Александра Малахова с женой и сыном выселяют из дома, где он прожил больше десяти лет. 

Делается это на законных основаниях: Ростовский электровозоремонтный завод во всех судебных инстанциях доказал, что семья занимает его собственность — нежилое помещение бывшего продуктового магазина. Сам же пенсионер уверяет: это его жилой дом, выданный в свое время самим заводом.

BAM_8971.jpg

Александр Федорович получил спорное жилье в 2000 году, когда работал на заводе водителем. Он долгое время жил с семьей в общежитии и все никак не мог дождаться своей очереди на улучшение жилищных условий. Новый директор завода Г. Каргин решил вопрос радикально: выделил ему заброшенное здание магазина около завода. По документам остаточная стоимость помещения была нулевая, но существовали все нужные для жизни коммуникации. Александр Малахов вывез мусор, капитально отремонтировал дом и стал здесь жить.

Однако через несколько лет руководство завода в очередной раз сменилось и потребовало у своего уже бывшего сотрудника освободить здание. Сначала Малахов не воспринял эти требования всерьез: вроде и документы у него на руках, и коммунальные платежи платил исправно — никакого повода для выселения он не давал. «Разве могут выдать жилье, снять с очереди, а потом его обратно забирать? — не понимал он. — Если б я его захватил или самовольно вселился... Мне на законных основаниях выдали квартиру!».

Жилое- нежилое

Когда в начале 2007 года страсти по зданию бывшего магазина только начинали разгораться, выяснилось: спорное помещение юридически вообще никому не принадлежало. И хоть по договору, подписанному еще в 2000 году, Малахову передавалась двухкомнатная квартира по адресу С. Чебанова, 6 «с последующим оформлением договора приватизации указанного жилого помещения», до конца это дело так и не довели. Объясняя этот вопрос, Малахов замялся: «Вы понимаете, на меня косо глядеть начали: мол, отхватит квартиру и уволится сразу. Я и не стал этим заниматься — не думал же, что дом могут обратно забрать!». Все это время он жил на основании «вселительной записки» с директорской резолюцией «поселить» от 28 августа 2000 года.

Но и заводу это здание, судя по выписке из госреестра, на начало судебного заседания в 2007 году не принадлежало. Ведь за несколько лет до этого по постановлению правительства РФ № 585 от 18.09.2003 г. Ростовский ЭРЗ переходил в состав ОАО «РЖД», и «приданным» было все заводское имущество, за исключением жилого фонда. А у Малаховых к тому времени уже был на руках технический паспорт на жилой дом общей площадью 102 кв. метра, а жилой — 28 кв. метров.

Однако уже во время судебного разбирательства внезапно выяснилось, что буквально на днях РЭРЗ оформил право собственности на нежилое помещение магазина по спорному адресу и снова поставил его на баланс. Оказалось, что хотя «косвенных» документов, подтверждающих статус дома как жилого, было достаточно много (начиная с распоряжения директора завода о переводе здания, техпаспорта и возможности прописки по этому адресу, кончая бланками коммунальных платежей, начисляющихся именно на жильцов), собственно перевод бывшего здания магазина в жилой фонд так и не был завершен. Через десять дней после этого известия суд постановил: выписать и выселить из здания семью Малаховых.

Право собственника

Как же тогда работнику выдали нежилое помещение в виде решения жилищной проблемы? В ответ юристы Ростовского электровозоремонтного завода разводят руками и ссылаются на многочисленные кадровые и статусные изменения на заводе за последние годы: и директора менялись, и собственники — видимо, была ошибка. Но уверяют: это здание никогда не было жилым. «Здание построено в 1969 году как магазин «Кулинария», находится в санитарной зоне, — теперь уже юристы демонстрировали документы. — Его и не перевели в жилой фонд из-за возражений департамента капитального строительства завода».

Это многократно оспаривалось Малаховым, ведь фактически сам пенсионер все это время был соцнанимателем выделенного жилья. Но бумага о праве собственности завода раз за разом ставилась судами выше «фактических признаков».

— За несколько лет борьбы за здание бывшего магазина прошли все инстанции, и все они признали права завода на это здание, — демонстрируют судебные решения в юридическом отделе завода. — Не нашла нарушений и ни одна надзорная инстанция. И как вы думаете, какая реакция на это у Малахова? — поинтересовались юристы. — Правильно, он подал очередное заявление в суд!

Было видно: история с домом на ул. С. Чебанова, 6 не только известна всем сотрудникам юротдела завода, но и вызывает крайнее раздражение. Во время беседы нам упомянули, что на момент первых судебных разбирательств Малахов пенсионером еще не был, а как раз накануне был уволен по статье. И что в свое время ему уже выдавали жилье, которое он переписал на свою дочь, и снова поселился в общежитии. И что на сумму, потраченную на услуги адвокатов за все эти годы, можно было бы уже полдома выкупить...

Надо отметить, что и у нашего читателя мнение о руководстве завода вообще, и о специалистах юридического отдела — не лучше. Если внимательно разобрать мнения обеих сторон по поводу оппонентов — обвинения зеркальные: сомнения в истинности документов, уверенность в корыстных интересах, личная неприязнь... Так, в юротделе считают, что пенсионер просто хочет «на халяву» получить дом, а Малахов уверен: когда здание было развалинами — никого не интересовало, а как он привел в порядок дом за десять лет — тут же решили отобрать и просто выгнать на улицу.

— Что значит: «выгоняем»? Он лишил завод права распоряжаться своим имуществом, — подвели итог юристы завода. — Мы долго шли навстречу Малахову. Суды идут с 2007 года. Но даже после окончательной точки летом 2013-го вместо отведенных трех месяцев на урегулирования вопроса ждали полгода — дождались очередного иска. Сейчас у судебных приставов лежит три исполнительных листа на выселение и выплату судебной пошлины, и мы намерены, наконец, довести дело до конца.

Есть ли выход?

Московское руководство ОАО «Желдорреммаш», чьим филиалом Ростовский ЭРЗ в данный момент является, согласно лишь на продажу здания магазина на рыночных условиях. В свое время стороны вроде сговорились о полутора миллионах рублей (хотя в последнее время начала звучать уже сумма в 2,5 миллиона), но по условиям рассрочки эту сумму нужно выплатить в течение года — это нереально для пенсионера. Поэтому Малахов пытается то оспорить назначенную сумму (ведь по балансовой стоимости для завода здание так и осталось нулевой стоимости, а оценивают дом именно как жилой, со всеми выполненными Малаховым же работами), то оспорить право собственности завода, полученное на здание без обременения, несмотря на проживающих там людей. По этим вопросам борьба пенсионера на данный момент не принесла никаких результатов. Получается, что буквально на днях члены семьи Малаховых, среди которых есть и одиннадцатилетний ребенок, окажутся бомжами?

…Во время беседы юристы Ростовского ЭРЗ в сердцах посетовали: «Ну взял бы и перевел здание в жилой фонд!». Ведь проблема кроется именно в этом: раз здание «официально» не является жилым, с Малаховым не могут ни заключить договор социального найма, ни выделить в виде служебного жилья его супруге (та также работает в системе ОАО «РЖД» — в ведомственном детсаде), ни продать по ипотеке. И пусть завод «вернул» себе здание, зарегистрировав его как нежилое, по всем многочисленным экспертизам здание подходит под все требования жилого, и для фиксации этого нужно только желание самого собственника. Вот только будет ли это желание?

… Если оценивать со стороны всю эпопею борьбы за дом – вряд ли, семилетняя война обозлила обе стороны – самим им уже не договориться. И завод полностью в своем праве — это действительно доказано судами, и сам Малахов явно настроил против себя руководство РЭРЗ. Возможно, единственный вариант разрешения этой ситуации: вмешательство посредника в виде администрации, которая призвана защищать интересы граждан. Ведь уговорить завод все-таки замириться со своим бывшим сотрудником и помочь дооформить спорный дом будет для районных чиновников куда проще, чем после визита судебных приставов решать проблему ставшей бездомной семьи.

При всем ужасе ситуации, когда из своего дома спустя несколько лет буквально выкидывают на мороз, такая история – не единичный случай. И чаще всего она кроется в самих же жителях, не догадавшихся вовремя оформить все нужные документы на жилье и долгое время живущих на «птичьих правах» в, казалось бы, родном доме. «Ну что ж вы хотите, это вам не социализм, - такую фразу мы чаще всего слышали, беседуя о произошедшем. - Право собственности сейчас — главная ценность». И все-таки хотелось бы, чтобы мы не забывали и про другие ценности: участие, человечность, справедливость....