Извечным русским вопросом задалась ростовская общественность, чуть отдышавшись после снежной атаки. Выяснить его решили и в медиа–центре «МедиаС», собрав на «круглый стол» представителей областной и муниципальной власти, общественных и политических движений, а также специалистов МЧС и коммунальной сферы.




Не будем утомлять наших читателей многочисленными цитатами ответственных лиц от ЖКХ разных уровней: «пинг–понг» аргументов между ними и представителями оппозиционно настроенных деятелей изрядно наскучил аудитории Ростовской области за последние недели. А вот список обвиняемых, который выстроился в ходе словесных баталий, достаточно интересен.

Главным виновным, разумеется, был снег — с этим никто и не спорил. Выпавшие минимум в 7 раз больше среднестатистического осадки не сразу поддались закупленной по среднестатистическим расчетам коммунальной технике. А воцаривший нетипичный мороз не позволил работать типичному для ростовских дорог реагенту. Правда, в докладах муниципальных чиновников пару раз прозвучала фраза «превентивные меры», но этот загадочный термин никто так и не смог раскрыть. Почему, например, в Азове еще до снегопада очистили все дороги, а в Ростове–на–Дону уже после предупреждения метеослужбами о предстоящем катаклизме за пару дней дороги так и не убрали от «расчетной» наледи? На этот вопрос журналисты ответа так и не дождались, и поделом —  ведь именно СМИ были названы следующим виновником!

«Раздули панику, —  обвинил журналистов заммэра Таганрога Евгений Владыкин. Это он по поводу отсутствия хлеба, общественного транспорта и —  для многих — вообще возможности выйти из дома. Такого же мнения и остальные спикеры: именно журналистов чаще всего называли виновными в воцарившей в городах и хуторах Ростовской области панике. Отдельные обвинения в адрес журналистов касались неорганизации жителей на уборку придомовых территорий, недостаточного информирования населения о местах вывоза снега и правилах поведения во время ЧС….

А еще в случившемся виноваты сами граждане. Ведь именно они выбирали те управляющие компании, которые не озаботились очисткой дворов, тех глав муниципалитетов, которые сплоховали в чрезвычайной ситуации, и тех депутатов, которые не потребовали к ответу представителей местной власти за причиненные народу неудобства. И уж вообще в расстрельные списки можно внести автомобилистов. Так, по словам заммэра Ростова по вопросам ЖКХ Владимира Арцыбашева, транспортный коллапс 28 января, когда жители добирались до своих домов к 4 утра, —  их же вина: мешали работать снегоуборочной технике. И долгая ликвидация последствий снегопада — из–за них, автомобилистов, брошенные машины не давали проехать тракторам с ковшами.

Чиновники – как виновные воцарившего в области хаоса – упоминались вскользь: по их собственному мнению, коммунальные и дорожные службы сработали на должном уровне. Хотя из отчетов представителей МЧС явно выявлялся еще один виновник произошедшего —  «пустой сейф с папочками» в кабинетах муниципальных служащих. Регламентов на уборку снега не оказалось в большинстве муниципалитетов. В итоге, по оценке областного МЧС, координация действий в муниципальных образованиях —  низкая. В разговорах о решении этой проблемы спикеры уже договорились до необходимости создания еще одного министерства, но вовремя остановились...

… Стоит отметить, что на этом «круглом столе», как и на многих аналогичных, все–таки звучали и дельные предложения по исправлению ситуации. Кроме очевидного «в обязательном порядке создать нужные инструкции и регламенты», поступило предложение на областном уровне разработать для муниципалитетов режим «город закрыт», существующий во многих странах Европы и США. Это внеплановый и обязательный для всех выходной с запретом движения общественного и частного транспорта – такая мера позволит буквально за сутки очистить улицы от последствий снегопада или ливня. Также поступило предложение разграничить, наконец, зоны ответственности по уборке в муниципалитетах: то есть ввести понятие «придомовая территория» не только для жителей, но и организаций, и законодательно закрепить обязанность по ее уборке и административную ответственность за это. Еще предложение: обязать все ТСЖ и управляющие компании как минимум документально зафиксировать мобилизационные планы уборки двора и места скопления снега для каждого дома, и как максимум — оснастить хотя бы лопатками для уборки придомовой территории каждый дом. Также необходимо разобраться в правомочности договоров муниципалитетов с «Росавтодором»: почему это приписанная к городам и сельским поселениям снегоуборочная техника в первые дни ЧС расчищала не свои проселки и дороги, а федеральные трассы —  по сути выполняла работу федерального агентства? Разумеется, поднимался вопрос и о введении уголовной ответственности за неисполнение своих обязанностей в случае ЧС: как для коммунальщиков и управленцев, так и для чиновников.

И казалось бы, недавний катаклизм просто обязан был спровоцировать бум инициатив в муниципальных и областных законодательных органах: есть и повод, и конкретные предложения. Но информационные сводки сообщают: на прошедших за последние дни собраниях депутатов в разных муниципалитетах до сих пор на повестке дня ключевой вопрос: «Кто крайний?». Жители с журналистами и здесь —  в топе списка.