«Звоню вам с последней надеждой. Сил уже просто нет!» — в голосе ростовчанки Нелли Алексеевны Бирюковой, обратившейся за помощью в редакцию, звучало отчаяние.

«Сколько лет боремся против торговых ларьков, которые опутали наш дом, все бесполезно. А теперь еще рядом с подъездом игровые автоматы поставили! Приезжайте, посмотрите, в каком ужасе мы живем!»

В центре хаоса

Еду по указанному адресу — пр. Коммунистический, 27. Выхожу на остановке «Универсам»: тут же вход в парк «Сказка», универсам «Перекресток», вереница больших и маленьких магазинов.

6-дом.jpg

Привычная для городского жителя картина. По сигналу светофора перехожу через дорогу и… словно попадаю в другой мир. Здесь царит полный хаос! Тесня друг друга, прямо на проезжей части, стоят какие-то несуразные ларьки, ларечки, палатки…

На бордюрах (вернее, на том, что от них осталось), пустых коробках и картонках расположились многочисленные частники с овощами и пучками зелени. Тут же, не снижая скорости, носятся машины: одни подвозят товар, другие увозят, третьи просто паркуются где попало.

Между ними, с риском для жизни, снуют люди: вот мама с коляской старается увильнуть от «газели», вот женщина протискивается между автомобилем и решеткой, которой парикмахерская огородила «свою» территорию.

Слышу за спиной визг тормозов, отскакиваю в сторону. Уф… Чуть не сбили. Вот так и погибла бы при исполнении служебного задания. Водитель даже не обратил внимания, что идет пешеход! Видно, тут так принято ездить.

Минуя залежи уличного мусора, подхожу к нужному подъезду, набираю код на домофоне. В ответ на приветствие слышу: «Заходите. Только не пугайтесь нашего подъезда!» Да уж… Предупредили не зря. Первый этаж, как, впрочем, и последующие, может сломать психику неподготовленного человека. На стенах — «шуба» от вздувшейся краски, покосившиеся почтовые ящики, мусор и стойкий запах испражнений. «Вот так мы и живем», — вздыхает, встречая меня, Нелли Алексеевна. «Куда только ни обращались — толку нет, одни отписки».

К слову сказать, на этаже, где живет наша подписчица, чистота и порядок. Жильцы сами покрасили стены, моют по очереди лестничную площадку. Говорю о том, как меня «впечатлил» подъезд. «Да мы, к сожалению, уже привыкли к этому, вы лучше посмотрите, что вокруг дома делается». Выходим с Нелли Алексеевной на балкон и смотрим вниз. То, что мне казалось безобразием на земле, сверху смотрится еще «эффектнее».

Девятиэтажный жилой дом словно взят в плен торговыми точками. Везде, куда ни кинешь взгляд, вывески и навесы. В самом доме и вокруг него расположились с десяток магазинов, аптека, банк, парикмахерская, кондитерская, почтовое отделение.

Разбитый машинами асфальт, выжженная земля, на которой когда-то росли цветы, обнаженные корни деревьев (торговцы убирают под ними землю, чтобы удобнее было ставить палатки), останки лавочек… «Не дом, а базар какой-то! Покоя нет ни днем, ни ночью. Теперь вот еще этот злосчастный ларек с игровыми автоматами поставили. Ведь это ж явно в нарушение закона!», — возмущается Нелли Алексеевна.

Вся надежда на Ларионова

К ее словам присоединяются постоянные жильцы дома, которые, узнав, что к ним приехал корреспондент, собираются на лестничной клетке. Ларек с игровыми автоматами появился около подъезда две недели тому назад. До этого здесь, прямо с земли, торговали рыбой. Потом торговцев прогнали. Народ подумал, что наконец-то полиция начала бороться против несанкционированной торговли, но не тут-то было. Буквально через пару дней на этом месте появился ларек с игровыми автоматами. Фрида Львовна Брайловская, жительница дома, позвонила на 02, сообщила об этом. «Знаете, что я услышала в ответ? «А чем он вам лично мешает?» Немного попрепиравшись по телефону, полицейские обещали приехать, проверить поступивший сигнал. Приезжали они или нет, никто не знает. Ларек с «однорукими бандитами» стоит до сих пор. Вокруг него круглосуточно толпятся и дети, и взрослые.

3-дом.jpg

— Из-за этой торговли в районе создается настоящая криминогенная обстановка, — считает Сергей Алексеевич Тищенко. — Несколько лет тому назад в нашем подъезде у лифта был найдет обнаженный труп молодого парня. Неужели нужны новые жертвы, чтобы навести здесь порядок?

У тех, кто давно живет в этом доме, накопилось много вопросов.

— Нашему дому уже 41 год. И за эти годы ни разу нам не сделали ремонт. А ведь платим за коммунальные услуги исправно. Куда идут наши деньги? — спрашивает Галина Викторовна Артеменко.

— Вы видели, что электрические провода для освещения ларьков подведены к нашему дому? — присоединяется к разговору Инесса Петровна Крамарева. — Получается, что все пользуются нашей электроэнергией, и мы, жильцы, оплачиваем коммунальные услуги за тех, кто торгует на нашей придомовой территории. Разве это справедливо?

— И вообще, беспорядочная торговля на улице — пережиток прошлого, — выражает общее мнение жильцов Людмила Викторовна Тропина. Они нам не нужны. Зачем торговать «с земли», если напротив дома расположено несколько супермаркетов, где чисто, светло, работают кондиционеры и можно в цивилизованной обстановке купить все что нужно.

Жильцы дома считают, что царящий беспредел явно кому-то на руку. И честно признаются, что в правосудие уже верят мало, что уже устали бороться за свои права. Нелли Алексеевна показывает мне большую папку, в которой сложены оригиналы и копии писем – обращений жильцов. В администрацию Советского района, в жилищно-коммунальные службы. К письмам прилагаются фотографии, на которых зафиксированы все нарушения. В ответ: «…высадка деревьев бюджетом не предусмотрена…», «данный адрес будет внесен в проект плана благоустройства…», «владельцам торговых павильонов выданы уведомления о переносе объектов…». Слов много, писем тоже. А воз, как говорится, и ныне там. Как стояли торговые точки, так и стоят (с каждым годом их число только увеличивается), как не было 41 год ремонта в доме, так и нет, как уничтожались зеленые насаждения, так и уничтожаются, как выбрасывался мусор около дома, так и выбрасывается, в нем только количество использованных шприцов растет. Еще вот игровые автоматы появились.

— Одна надежда — на главу донской полиции генерала Ларионова, — повторяют жители дома № 27 неоднократно во время нашей встречи. — Может быть, он прочтет о том, что годами творится вокруг нашего дома, даст команду своим службам разобраться. Поймите, нам просто страшно тут жить.