Гололёд нынешней зимой явно затянулся – почти две недели до самого Крещенья по ростовским улицам невозможно было ходить без риска оказаться в травмпункте. В первый же после оттепели морозный день количество обратившихся туда за помощью пациентов с ушибами, вывихами и переломами увеличилось вдвое. На спад эта «эпидемия» пошла, похоже, только временно: скоро опять ударят морозы, а улицы в Ростове как не чистили, так и не чистят.

В минувшие выходные пришлось передвигаться по городу черепашьим шагом, вперив взор в тротуар: куда же можно поставить ногу? Нашу Лермонтовскую улицу комбинат благоустройства Октябрьского района отродясь не чистил, прямо на моих глазах на тротуаре растянулась сначала женщина средних лет, а вслед за ней старушка. Прохожие кинулись её поднимать. На Пушкинском бульваре лед сколот узкими полосками и совсем не ко всем домам пробиты проходы.

По Газетному от переулка Малый отчаянные девчонки катались с ледяной горки на санках, а пешеходам, чтобы обойти этот «бобслей», приходилось выходить на проезжую часть. Ворошиловский проспект выше Красноармейской проходим только местами, а спуск к Дону по Соборному возможен только при наличии альпинистского оборудования – ледоруба и «кошек».

Зато коммунальные службы с ходу отрапортовали, что убирать снег и лёд вышло почти 300 единиц спецтехники и свыше 3,5 тысячи дворников. Техники у нас, действительно, должно быть достаточно. Одних только ручных снегометателей (это такой похожий на газонокосилку прибор, разбрасывающий снег по обочинам тротуара) мэрия год назад закупила в количестве 51 штуки. Впрочем, их могло бы быть и больше, если бы снегоуборочная техника была закуплена, как положено, – на торгах в условиях гласности и честной конкуренции по оптимальным ценам. Но это был не тот случай: администрация города нежданно-негаданно в авральном порядке закупила 81 единицу техники: помимо снегометателей, ещё 6 погрузчиков, 3 грейдера и 22 мини-погрузчика. Причем без всяких конкурсов. Благо закон предусматривает возможность использования упрощенной процедуры закупок в том случае, если эта техника будет использована для ликвидации чрезвычайной ситуации.

Если кто помнит, режим ЧС был введён в Ростовской области 30 января 2014 года, а отменён 5 февраля (в Ростове – 10 февраля), поскольку природные катаклизмы закончились. А снегоуборочная техника поступила в коммунальные предприятия тогда, когда о разгуле стихии уже и забыть успели, – в апреле. Впрочем, какое это уже имело значение, главное, что контракт успели заключить у единственного поставщика, если выражаться языком официальных документов.

На конец нынешней зимы синоптики обещают нам очень переменчивую погоду. Так что для ростовчан вопрос о закупке «кошек», которые предусмотрительные бабушки-пенсионерки надевают на подошвы ботинок, по-прежнему актуален. Как сказал мне вчера один автомобилист, «пешеходам сейчас ещё хуже, чем водителям». Может быть, мне просто не повезло, но ни одного снегометателя в натуре я так и не увидела, только на картинке в Интернете. Что же касается дворников, то по идее каждый двор и каждый тротуар должны быть закреплены за конкретным «мастером чистоты». И если немолодым дамам, которые занимают эти должности, колоть лёд уже не под силу, то хотя бы посыпать его песком они в состоянии. Московские социальные сети заполнены жаркими дискуссиями, не вреден ли для кожи (кожи ботинок и собачьих лап) противогололёдный реагент, которым посыпаются столичные тротуары, а ростовчане обсуждают в Интернете, как доползти от подъезда до своей машины или остановки общественного транспорта.

Увы, чиновники от ЖКХ в этих словесных баталиях не участвуют, а то вдруг кто-то спросит в режиме онлайн: а сколько денег получают наши дворники по официальным финансовым документам. Населению, конечно, этого лучше не знать, так народу спокойнее. Всё равно к апрелю всё само собой образуется – и лёд растает, и переломы, дай бог, срастутся.