Продолжение.

И щуку бросили в реку?

Как же недобросовестные фирмы, у которых нет даже квалифицированных кадров – мастеров и рабочих, получают подряды на капитальный ремонт домов? Вопрос, конечно, интересный.




– Когда нас пригласили в управляющую компанию «Оптиум» (директор там – господин Репало) поучаствовать в выборе подрядчика, мы отправились туда с большим энтузиазмом, – вспоминают активистки дома № 186 по Большой Садовой Лидия Васильева и Анна Рогачёва. – Но, увы, какие-то дамы из администрации района тут же нам объяснили, что выби-рать нам не придётся: претендент только один – фирма «Рубеж», с ней и надо подписывать договор. Мы отказались, а через несколько дней нам позвонил директор этой компании Максименко и заявил: «Можете не пениться, и без вашего согласия обойдемся!»

И обошлись! Сделали всё тяп-ляп – своих мастеров у них нет, каждый раз являлись новые люди, в конце дня им бригадир суточный заработок выдавал. Как-то совсем зелёные пацаны-студенты пришли, так наши мужчины показали им, как надо правильно мастерок держать. Фасад делали, не сбивая старую штукатурку. Крыша у нас была хорошая, семь лет назад по-ложили новое оцинкованное железо, они его сняли и увезли, а вместо этого положили металлочерепицу. Она хрупкая, так что теперь на крышу выйти, даже антенну поправить, нельзя. По смете пять они подъездных дверей поменяли, а фактически три – даже один парадный подъезд на Большой Садовой оставили таким, как он был – в ужасном виде. Изуродованный получился фасад, да ещё где – наш дом стоит у самой Театральной площади!

дверь-на-Садовой-186%2C-оставили-без-ремонта.jpgНа любое замечание о недоделанном прораб отвечает: «Денег нет!» Как же нет, если в смете всё это заложено? Куда же они девались? В общем, акт о приемке работы совет дома не подписал!
Это что же получается? Управляющие компании, от которых простой народ стонет, а прокуратура уголовные дела возбуждает, ещё и сами отбирают фирмы, которые будут дома ремонтировать? Почему, собственно, если в финансировании этих ремонтов львиная доля бюджетных денег? Тендеры и торги никто пока ещё не отменял! И при отборе подрядчиков для кап­ремонтов конкурсы тоже вроде как бы есть, то бишь должны быть…

– Меня пригласили на конкурс по отбору подрядчика на М. Горького, 295 в Фонд капитального ремонта, – рассказывает председатель совета дома № 104 на углу Крепостного и Пушкинской Александр Хопко. – Однако отбирать было не из кого. Меня стали уговаривать подписать договор с компанией «Рубеж», поскольку она одна, дескать, изъявила желание с нами работать, а ремонт-то нужно делать! Смету представили. Ну, я договор и подписал. Рабочие пришли, раскрыли крышу и ушли – больше двух месяцев их на было. А тут стихия: помните бурю и ливень в Ростове 8 сентября? Вот дом наш и залило до первого этажа. Основной ремонт начали только в ноябре и сделали хуже некуда: кровлю отремонтировали над двумя подъездами из пяти, старые балки там не заменили, рамы в подъездных окнах не поменяли, они уже рассыпаются. Подвалы бросили открытыми, двери подъездов не покрасили, хотя все эти работы в смете были. Я даже не удивился, когда прораб не пришёл подписывать приемку ремонта – знал, что не подпишу. А ремонт уже нужно заново начинать.

оштукатуренный-болкон-Крепостной%2C-104.jpgСоседи Александра Хопко из дома по Пушкинской, 200 рассказали, что у них совета дома нет, поэтому прораб пришел подписывать акт к активистке, которая в тот момент лежала в больнице. У неё в квартире была приятельница совсем из другого дома и даже района, она-то по просьбе прораба и подписала документ. Такие вот они ловкие ребята, эти прорабы и бригадиры-ремонтники. И главное, ничего не боятся. Может быть, потому, что бояться им нечего? Крыша надежная (в отличие от тех, которые они отремонтировали)?

«Очень хорошо, если кто­то ругается. Продавщица, допустим, так орет, что в машине слышно. Это очень удачно – подъехать к лотку, въехать прямо на тротуар и спросить: «Из­за чего, собственно? Почему бы не жить в мире и спокойствии?» И на ее крик: «Это кто здесь такой умный?» – «Я!!!» И подъехать поближе, громыхая и постреливая вверх совершенно холостыми, то есть очень одинокими, зарядами.

Или – где тянут со строительством, просто подъехать и спросить. Но, чтоб он через задний ход не сбежал, друзья должны его оттуда вернуть и подвести к стенке, где графики. Пусть с указкой объяснит. …Я не думаю, чтоб они длинно говорили».
Михаил Жванецкий, «Броня моя»

А вот ещё был случай
В прошлом году вышеупомянутая уже УК «ЖКХ­7» делала по требованию жильцов, у которых заливало квартиру, ремонт крыши в доме по Пушкинской, 199. Это тот самый дом, за безобразный ремонт которого ЖКХ­7 уже была оштрафована МЧС на 400 тысяч: при утеплении фасада были использованы пожароопасные материалы. Всего на ремонт было потрачено 10 млн. рублей из Фонда содействия реформированию ЖКХ, а в результате вместо плюса получился минус: в доме теперь опаснее жить, и опять потекла крыша. Жильцы верхних этажей два года писали всюду жалобы, пока, наконец, не подали иск к управляющей компании. Только тогда крышу, наконец, отремонтировали, но продержалась она… до первых серьёзных осадков. На этот раз уговорить дважды потерпевших забрать из суда уже новый иск управленцам не удалось, «ЖКХ­7» должно им теперь кругленькую сумму.

Кстати, перерасчета за отопление за прошлые годы добился только один жилец этого дома – тот, который обратился за решением этого вопроса в суд.

Окончание следует