В январе 2016 года этим вопросом заинтересуется каждый, получив счета за коммунальные услуги

Попробуем разобраться в тарифообразовании на примере Октябрьского (с) района. Изначально спор между жителями района и региональной службой по тарифам, возник в начале прошлого года. Муниципальное водоснабжающее предприятие обанкротилось. И в Октябрьском районе стали начислять плату за воду по тарифу города Шахты – обслуживание района передали филиалу «Шахтинский» областного «Водоканала».

С повышением цены почти на 20 рублей за куб жители были категорически не согласны – десятки писем-жалоб шли во все инстанции вплоть до губернатора. На многочисленные возмущения активистов специалисты РСТ РО поясняли: «шахтинский тариф» – временное явление, после анализа состояния водосетей Октябрьского (с) района для сельских жителей будет рассчитан свой.


Как рассчитать потери?

Проконтролировать, как будет проводиться анализ состояния сетей, для общественников оказалось делом непростым. Особенно спорным стал вопрос о технических потерях в уже старых водоводах.
Объем утечки в среднем должен быть зафиксирован в схемах водоснабжения каждого сельского поселения. Он и был зафиксирован – у каждого населенного пункта по документам выходило около 10 % «технического расхода воды».

Но такие данные областной «Водоканал» не устроили. К тому времени у них уже были свои данные о реальной ситуации – до 79 – 82 % потерь в системе районного водоснабжения. Эти цифры не устроили уже местных жителей. Например, по новой схеме Кривянского сельского поселения вместо 10 % в первом «варианте» оказалось теперь 41 % «неучтенных расходов»: «Откуда эти цифры? – недоумевает член районной тарифной комиссии Октябрьского (с) района Сергей Трифонов. – Водопровод здесь положили новый три года назад, воровать жителям незачем – в каждом дворе есть скважина технической воды для полива. Откуда вообще эти «эксперты» взяли обе цифры?!».

В обсуждениях постоянно всплывал вопрос о «нетехнических» потерях. По мнению активистов-общественников, водоснабжающая организация должна бороться с ворами и проверять работу водомеров, а не перекладывать свои убытки на потребителей. С этим вроде не спорили, но в ответ постоянно жаловались на массовый характер неучтенных врезок в водовод: мол, сами виноваты.

На очередной встрече с десантом специалистов из областного правительства летом прошлого года пришли к договоренности – ежемесячные показания приборов учета теперь снимают сообща: специалисты областного «Водоканала», представители сельских поселений и районные активисты. Но уже через пару месяцев общественников перестали приглашать на контрольные замеры, а если и звали, то нерегулярно. Получать ежемесячные показания им удавалось с боем и с многочисленными спорами.


«Черные дыры» района

В результате общественникам удалось «отвоевать» около 10 % от первоначальной оценки технических потерь.
Для селян было введено ограничение по платежам – им стали начислять 64 – 68% от экономически обоснованного тарифа в зависимости от сельского поселения, остальное коммунальщикам компенсировали из бюджета. На это выделяется более 20 миллионов рублей в год. Но почему эти средства нельзя инвестировать в ремонт сетей, чтобы убрать потери и тем самым постепенно снизить тариф, чтобы исключить необходимость этих компенсаций?!

… Этим вопросом задаются не только активисты Октябрьского (с) района: коммунальным предприятиям по всей Ростовской области выделяется более 10 миллиардов рублей в год в виде компенсации – и все как в «черную дыру».


Долгие инвестиции

На уровне области спасение видят в долгосрочных тарифах на коммунальные услуги. С 1 января 2016 года они будут неизменными для населения минимум на три следующих года. В будущие тарифы в обязательном порядке должны войти инвестиционные программы по ремонту и модернизации сетей. Означает ли это, что тариф резко возрастет?

– Скачка тарифов не произойдет – долгосрочность подразумевает возвратность средств в течение лет десяти, – поясняет министр ЖКХ РО Сергей Сидаш. – Тариф должен быть экономически обоснованным, но в любом случае для потребителей он не будет выше установленной планки максимума платежей за коммунальные услуги.

Погашать разницу между «инвестиционным» долгосрочным тарифом и тарифом для населения будут, как и прежде, с помощью областных субсидий. Снижать издержки планируют и с помощью укрупнения предприятий. Но главный резерв для ремонта и развития коммунальных сетей видят в государственно-частном партнерстве.

Привлекать частный капитал хотят с помощью концессионных соглашений – долгосрочных договоров об аренде предприятий инвесторами, что и станет гарантией возврата вложенных средств. В графике передачи неэффективных предприятий – 63 МУП практически во всех муниципалитетах области. Первые конкурсы по привлечению инвесторов должны начаться уже летом этого года.


Потянем ли?

Такой вариант действительно может стать спасением для коммунального хозяйства Ростовской области: по рейтингу федерального министерства ЖКХ и строительства наш регион – в пятерке наиболее привлекательных территорий для инвесторов. Но настораживает ряд моментов.

Во-первых, условия инвесторов, на которых они собираются вкладывать средства в реконструкцию донской коммуналки. Так, ряд руководителей крупных коммунальных предприятий области рассказывают: имеющиеся в данный момент инвесторы даже при условии внедрения долгосрочного тарифа хотят «отбить» свои деньги за 2-3 года, а после уже работать на извлечение прибыли. Такой подход обернется повышением экономически обоснованного тарифа в несколько раз.

Во-вторых, нереальный рост тарифов при реализации нужных для развития коммунальной инфраструктуры инвестиционных программ показали и первые сданные в РСТ РО заявки от крупных коммунальных предприятий. Такие программы общественный совет при РСТ РО отправляет на доработку. Но на чем именно при этом будут экономить ресурсники: урежут свои запросы или сократят количество нужных ремонтных работ?

Не может не настораживать и слишком малый срок, оставшийся для сдачи инвестиционных программ под долгосрочный тариф. Ведь не секрет, что у специалистов, особенно небольших коммунальных предприятий, низкий уровень грамотности. Есть и системные сбои, которые лишь собираются разбирать на федеральном уровне. Насколько качественным и детально просчитанным будет при этом стратегический план коммунального предприятия на ближайшие годы?


Откройте калькуляцию!

Именно «подгонки данных» в последний момент перед началом концессионных торгов и опасаются общественники в сфере ЖКХ. На примере расчета тарифа в одном лишь Октябрьском (с) районе видно – добиться нужной прозрачности от ресурсоснабжающей организации активистам невероятно трудно. Это подтверждают и отчеты РСТ РО за прошлый год: максимальное количество выявленных проверками нарушений касаются именно нераскрытия стандарта информации о реальных затратах.
Атаманенко.JPG
— При расчете тарифа за вывоз ТБО никто не взвешивает контейнеры около конкретного дома: идут теоретические расчеты на основании данных, предоставленных самой же фирмой, — приводит пример председатель президиума Ростовской (городской) ассоциации ТСЖ Сергей Атаманенко. — Каким образом мы сможем контролировать частных инвесторов, если спорны отчеты от муниципальных предприятий?».






литвиненко.JPG

 Категорически требует отмены самого понятия «коммерческая тайна» для предприятий коммунальной сферы вне зависимости от формы собственности председатель Совета ТСЖ Таганрога Василий Литвиненко: «Информация для общества должна быть дана не в итоговых суммах, а во всех подробностях, включая зарплаты руководства и топ-менеджеров таких предприятий».  












кораблин.JPG
 Полного раскрытия калькуляции расчетов коммунальных тарифов требует и член Волгодонского координационного совета по реформированию ЖКХ Иван Кораблин: «Сейчас жители южного города с АЭС под боком платят за тепло на уровне Магадана, и нам нужно объяснить, почему это происходит, реально проверяемыми цифрами, — уверен он. — Если мы не сможем доказать обоснованность новых тарифов, люди просто перестанут платить». 
 

Общественники настаивают на контроле за государственными средствами, вливаемыми в коммунальные предприятия. Например, вне зависимости от того, придет ли инвестор на районное водоснабжающее предприятие или нет, останутся областные субсидии. Так, жителям положена компенсация, если они платят больше 40 р/м3 за куб холодной воды и 35 руб/м3 за водоотведение. Но эта компенсация носит заявительный характер: потребовал – получил. «Почему нельзя эту субсидию автоматически направлять сразу получателю – водоснабжающей организации? – предлагает член тарифной комиссии Октябрьского (с) района Сергей Трифонов. – В этом случае отпадет необходимость каждому из жителей района самостоятельно обращаться за компенсацией, а государство как соплательщик получит дополнительное право контролировать расход этих средств».


Стоит отметить, что все эти моменты общественники в один голос требуют внедрить уже не первый год. Накануне судьбоносных изменений в системе донского ЖКХ – криком кричат на каждом совещании. Но ведь уже через полгода, в январе 2016-го, вопросом «как считается тариф?» заинтересуются не только активисты, но и каждый житель Ростовской области, получив квитанцию с новыми цифрами.