Жители сразу нескольких территорий области так и не дождались установки заказанных по рекламному объявлению окон и дверей

Коллаж Ольги ПРОЙДАКОВОЙ

Юлия Петровна и Григорий Викторович Гребенниковы из слободы Большая Орловка Мартыновского района заплатили за окно и дверь 28 тысяч рублей. 

– С нас потребовали сразу всю сумму, выписали квитанцию и обещали приехать через две недели, но прошло уже два года, а никто так и не появился, – рассказывает Юлия Петровна.

Инспектор отдела экономики и прогнозирования администрации Мартыновского района Ольга Ивановна Капля пыталась помочь 80-летним старикам вернуть или деньги, или окно с дверью. 

– Так как на меня возложена работа по защите прав потребителей, приходится сталкиваться с разными предпринимателями. Есть такие, с которыми доходит, как говорится, чуть ли не до ножей, то есть сложно им объяснить, что нужно работать в рамках закона. И тем не менее постепенно все-таки находим общий язык. Например, один предприниматель установил некачественные окна, но как ни сопротивлялся – заменил их на другие, – рассказывает Ольга Ивановна. – Но предприниматель, с которым заключили договор Гребенниковы, оставил какое-то непонятное впечатление. Я ведь ему звонила неделю, и он ссылался на какую-то неувязочку, мол, не успел забрать уже готовую продукцию с производства. Обещал приехать и все установить. Знаете, голос был такой искренний, что хотелось верить – приедет и установит. А потом он вообще перестал отвечать на звонки!

Ольга Ивановна отмечает, что часто наши граждане очень доверчивы – соглашаются на 100%-ную предоплату, не читают договоры и не обращают внимания – указан ли там исполнитель, его телефон и адрес. Если договор собираются заключать пожилые люди, конечно, лучше когда рядом – родственники помоложе. 

Супруги Гребенниковы были вынуждены нанять адвоката и обратиться в суд, который встал на их сторону. Исполнительное производство возбуждено в Ростове по месту регистрации должника. Когда их сын, Сергей Владимирович, приехал к приставам узнать, как продвигается работа по взысканию, выяснилось, что таких обманутых – много.

– Действительно, у нас находится 23 исполнительных производства, должником по которым значится Терехин Владимир Васильевич. Общая сумма долга составляет 1 миллион 43 тысячи рублей, – рассказывает и.о. начальника Пролетарского райотдела (г.Ростова) службы судебных приставов Андрей Владимирович Николаенко. – Из них 15 исполнительных производств касаются непосредственно окон и дверей. Взыскатели, то есть те, с кого он взял деньги, но не выполнил обязательства, проживают в разных территориях области – Ростове, Таганроге, Аксайском, Веселовском, Мартыновском районах. Остальные 8 исполнительных производств – по невозвращенным им микрокредитам и госпошлине за судебные разбирательства.

В прошлом году, когда были возбуждены первые исполнительные производства, приставы успели нагрянуть по адресу, где зарегистрирован должник, и арестовать кое-что из бытовой техники. Полученная от ее реализации сумма оказалась невелика, а после того, как ее поделили между взыскателями – и вовсе. Юлии Петровне и Григорию Викторовичу перечислили 3700 рублей.

Но, по словам приставов, жилье оформлено на другого человека, обнаруженные три банковских счета должника оказались пусты, а местонахождение двух «газелей» 1993 года выпуска, о которых им сообщила ГИБДД, – неизвестно. Как, впрочем, и самого предпринимателя. По месту регистрации в Ростове застать его приставам больше не удалось и дозвониться – тоже. 

Между тем за это время число взыскателей увеличилось, но перспективы возврата денег – весьма туманны. Каждый лишился в среднем от 40 до 200 тысяч рублей. 

По идее у приставов уже есть все основания окончить данные исполнительные производства в связи с невозможностью взыскания. Нет ни должника, ни его собственности.

Но так как взыскателей много, производство продолжает оставаться на исполнении в надежде, что со временем какое-то новое имущество все-таки «всплывет». 

Вообще же такое большое количество пострадавших невольно наводит на мысль, что вся эта история с окнами и дверьми уже попахивает мошенничеством.