«Когда наши села и хутора останутся без воды, нам только и останется, что кричать вместе с людьми «Караул!!!» – такого плана высказывания звучали на заседании палаты сельских поселений, когда обсуждали предложения министерства ЖКХ по повышению эффективности расходования средств на модернизацию объектов коммунального комплекса Ростовской области. Что же придумали в высоких кабинетах, и почему предложения вызвали такую реакцию? 

Баба с возу – кобыле легче?

Сельские водопроводы – это статья особая. В хуторах и селах нет многоэтажных домов, где сотни и тысячи потребителей сосредоточены компактно. Здесь десятки километров трубопроводов снабжают водой всего одну-две сотни, а то десяток домов, далеко отстоящих друг от друга. Отсюда огромные затраты и большие потери снабжающих организаций, тем более что все коммуникации – бывшие колхозные водопроводы – изношены на 60-80, а то и все 100 процентов. Каково решать при этих условиях проблемы с водой, главы сельских поселений, на балансе у которых сейчас находятся разводящие сети сел и хуторов, знают не понаслышке. Председатель палаты сельских поселений – глава Покровского сельского поселения Неклиновского района Владимир Гордиенко сослался на собственный опыт. 

– В 2005 году, когда я начал заниматься ремонтом водопровода села Покровское, его износ составлял практически 100 процентов на протяжении всех 48 километров, да и очистные сооружения много лет не ремонтировались. За 10 лет удалось создать водоснабжающий коммунальный комплекс стоимостью 200 миллионов рублей, в реконструкцию которого было вложено 140 миллионов бюджетных средств, – подчеркнул Владимир Григорьевич. – Для себя делали! Лично проверял каждый сварочный шов, исследовал состояние каждого водопроводного люка. И теперь это «золотое яичко», до боли родное и выстраданное (в иной год приходилось осваивать до 50 миллионов рублей, понятно, какая это нагрузка), я должен отдать, как в коллективизацию – корову в колхоз, так что пиши пропало.

Надо сказать, что большинство присутствующих – более сорока глав сельских поселений и их заместителей – эту позицию разделяют. 

Однако отдавать «корову» по-любому придется: с первого января будущего года водопроводы будут переданы с баланса поселений в районы. По большому счету, как говорится, баба с возу – кобыле легче. Тем более что тут и министерство ЖКХ очень, казалось бы, кстати подоспело со своим пилотным проектом, в котором, бесспорно, есть рациональное зерно.

Сегодня водопроводы находятся на балансе сельских поселений. Они-то и готовят сведения для министерства ЖКХ – где, какой ремонт, в каких объемах необходим, параллельно заказывается проектно-сметная документация – ПСД. Получив ПСД, министерство ЖКХ, в свою очередь, представляет документы для правительства и губернатора на утверждение финансирования проекта. Как только средства выделены, объявляются торги, определяется подрядчик и начинается ремонт сетей. В этой, казалось бы, отлаженной цепочке есть два особо проблемных звена: работа по подготовке ПСД, стоимость которой составляет порой чуть ли не четверть стоимости всех ремонтно-восстановительных работ на объекте. Да и времени на ее исполнение и согласование в десятках кабинетов уходит немало. А чего стоит «игра в рулетку» на торгах! Такого подрядчика можешь заполучить, сам не рад будешь. Вот эти звенья министерство ЖКХ планирует исключить из схемы и предлагает, чтобы ремонтные и восстановительные работы на разводящих сетях за свой счет выполняли организации коммунального комплекса, эксплуатирующие объекты. Образно говоря, предлагается хозрасчет на современный лад без лишней волокиты и бюрократии. Ведь для самих себя и ПСД заказывать без надобности. Все объекты имеют технические паспорта, вот и ремонтируй их на основании имеющихся документов. Идея вполне здравая и логика понятна. Теоретически. Но что будет на практике? Насколько жизненной окажется предложенная схема?


С деньгами и дурак сумеет…

Первый вопрос: откуда деньги на закупку тех же материалов возьмутся, если сегодня все организации коммунального комплекса – за редким исключением – на ладан дышат и находятся на грани банкротства? Ответ у министерства готов: первоначально средства на основные мероприятия – к примеру, на закупку необходимых материалов для ремонта сетей – будут получены после перераспределения средств областного бюджета в рамках действующей государственной программы. А затем планируется создание некоммерческого фонда коммунального развития Ростовской области. Через него организации коммунального комплекса – ОКК (вот такая у нас появится новая аббревиатура), которым недостаточно залогового обеспечения для получения кредитов, будут иметь возможность получить государственные гарантии, чтобы кредиты на приобретение материалов и оборудования для ремонтно-восстановительных работ все-таки получить. Через тот же фонд можно будет оформить и субсидии по процентной ставке по кредитам за счет средств областного бюджета. Такая схема в перспективе даст возможность отказаться от прямого бюджетного финансирования коммунального комплекса, у которого должны появиться инвесторы, с которыми будут заключаться концессионные соглашения. Таким образом держатель разводящих сетей еще и деньги сможет зарабатывать. С областного бюджета снимется нагрузка, сократятся затраты на ремонт объектов (называются цифры от 40 до 80 процентов), а оперативность в устранении аварийных ситуаций на разводящих сетях станет выше, как и финансовая устойчивость самих организаций коммунального комплекса. При создании фонда будут использованы наработанные практики уже существующих областных фондов, к примеру, некоммерческих организаций «Ростовский областной фонд содействия капитальному ремонту» и «Гарантийный фонд Ростовской области».


Неподдающиеся

Но глав сельских поселений такая простота решения наболевшей проблемы не вдохновила и не убедила. 

– Получается, что инвесторы готовы будут взять изношенные сельские водопроводы, вложить туда средства (сколько – даже страшно подумать), а затем зарабатывать на их эксплуатации деньги? – подобного рода вопросы сыпались со всех сторон. Идея переложить финансовое бремя за выполнение ремонта сельских водопроводных сетей на эксплуатирующие организации представляется главам поселений просто крамольной. Они уверены: сельским сетям придет хана. А народ  останется без воды.

Скажу больше: главы сельских поселений уверены, что вода для селян станет роскошью. По меньшей мере – «золотым нектаром». Тарифы вырастут обязательно. И будут селяне платить в том или ином виде за ремонт водопроводов так же, как сегодня горожане платят за капитальный ремонт своих домов. Потом, не стоит забывать: если образуется новый фонд, который будет аккумулировать определенные средства, то он и будет смотреть, кому в первую очередь дать льготный кредит под низкий процент или вообще без процентов, а кому – не дать, если организация, образно говоря, не очень твердо стоит на ногах. Такой принцип приемлем при финансировании бизнеса, но не при работе с такой жизненно важной сферой, как водоснабжение.

Ключевое слово «фонд» подействовало на глав, как очень сильный раздражитель: мол, ни мы, ни люди никаким фондам не верим. 

– Создание очередного фонда – это еще один оплот бюрократии и дополнительная нагрузка на население. Будет создан фонд, для сотрудников – помимо зарплаты – потребуется здание, автомобили, офисная мебель и техника, – с мест перечисляли главы аргументы «против». – Но главное – непонятные схемы распределения денег, которыми он будет располагать. И, опять же, непонятно: откуда они возьмутся, – со всех сторон главам поселений видятся серьезные риски, и они не хотят молчать. Потому что завтра придется отвечать перед людьми.

Министерство ЖКХ по большей части рассчитывает на инвесторов, на то, что придут компании, возьмут в аренду водопроводы либо заключат концессионные соглашения. Но успешных примеров концессионных соглашений пока в области мало. И сразу отдать на откуп пока не опробованному методу такую жизненно важную позицию, как снабжение населения водой, очень рискованно. Если, к примеру, в поселке Каменоломни Октябрьского района или в Белой Калитве, в горняцких поселках, где высокая плотность населения, есть многоэтажки, это возможно, то в отношении села – просто утопия. Есть пример, когда поселение даже получает за эксплуатацию водопровода, взятого в аренду, деньги. Но какой это водопровод? Если областной бюджет вложил в него сотни миллионов рублей, это – одна история. А если те же сотни миллионов потребуется вложить в водопроводы в хуторах, селах и станицах инвестору, причем без каких-либо гарантий получить отдачу, история будет совсем другая и очень печальная. И, скорее всего, никакие концессионеры на эти водопроводы не придут. Где взять таких не умеющих считать предпринимателей? Совершенно непонятно и то, каким образом будет происходить финансовое наполнение фонда. Многие главы посчитали, что министерство ЖКХ, обратившись к ним за формальным одобрением их предложения, просто решило подстраховаться. Мол, что-то пойдет не так, так ведь мы же глав поселений спрашивали, они – одобрили. Так вот – не одобрили. Практически единогласно проголосовали «против» такой идеи. Потому что, усугубив проблемы с водоснабжением, которых и так немало, под угрозу можно поставить само существование людей в сельской местности. 


Р.S. В министерстве ЖКХ такого ответа не ожидали. Посчитали, что главы поселений что-то неправильно поняли. Как сообщил нам председатель палаты сельских поселений Владимир Гордиенко, может быть, в начале июля придется собирать внеочередное заседание палаты сельских поселений ассоциации «совет муниципальных образований Ростовской области». В нем примут участие и специалисты министерства ЖКХ. В следующем выпуске мы расскажем, чем дело кончилось.