У обычной ростовской многоэтажки круглый год радуют глаз красивые растения и оригинальные садовые поделки.
Даже в середине осени в палисаднике Александра Щербакова – ярко и уютно. Радуют глаз поздние цветы, а за широкий белый стол можно хоть сейчас сесть с горячей кружкой чая. Привычная картина для заботливого хозяина частного дома, вот только живет 70-летний Александр Николаевич в ростовской многоэтажке на ул. Волкова, 4/2. 


«Живу здесь уже 43 года. В какой-то момент надоел постоянный мусор под окнами, непролазные заросли амброзии, – вспоминает он. – Взялся обустраивать территорию. Теперь соседи сверху даже окурок не кинут, правильно говорят: «Красота спасет мир». 

В небольшом, огороженном сеткой-рабицей палисаднике, шириной как раз по квартире Александра Николаевича, растут под сотню цветов и кустарников, которые радуют глаз с ранней весны почти до зимы. Многие элементы декора здесь Александр Николаевич сделал своими руками из найденных на свалке вещей: бывший барный стул стал подставкой под цветочный горшок, оставшиеся после ремонта лифтов железобетонные противовесы превратились в бордюры на дорожках, тропинки выложены обломками тротуарной плитки. Получилось необычно и красиво – авторский ландшафт, как модно сейчас говорить. Можно гулять по дорожкам, а можно присесть на сколоченную из старых дверей скамью за стол и чаевничать, любуясь прекрасным видом. По словам хозяина, в палисадник соседи заходят постоянно, особенно летом – кто поговорить, а кто просто посидеть в тени.

Появился этот палисадник под окнами многоэтажки два года назад. Первым делом Александр Николаевич оформил все документально: обошел всех соседей и рассказал, что собирается сделать, собрал нужное количество подписей в поддержку своей идеи. Потом – к членам правления ТСЖ и председателю: «Попросил оформить разрешение мне документально, с синей печатью и в трех экземплярах, – поясняет он алгоритм действий. – Так и знал, что нужно будет не раз предъявлять по требованию». 

Это Александр Николаевич угадал. Хотя большинство соседей из его многоэтажного дома оценили такую работу благожелательно, появились и недовольные. Раза три по их жалобам приходили из полиции, заглядывал районный архитектор с проверкой. Считали, что всю эту красоту пенсионер развел за счет соседей. Однако инженер из управляющей организации подтвердил: свет и воду в палисадник Александр Николаевич провел из своей квартиры. Жаловались на самозахват земли – на этот случай разрешение от ТСЖ имеется. «Даже из налоговой приходили: вдруг у меня здесь кафе между деревьев?» – смеется садовод. Недовольные дошли до своего депутата в Законодательном собрании – Владимир Сакеллариус, сам занимающийся бизнесом по управлению домами, лишь руками развел: «Такие начинания приветствовать нужно, а не жаловаться», – и пообещал помощь в асфальтировании дорожек. 

Из всех жалоб единственная обоснованная – огородил Александр Николаевич кусок общедомовой собственности в виде придомовой территории. И хоть более 40 лет никому эта земля нужна не была, ближайшим соседям на первых этажах палисадник лишь в радость, да и с обеих сторон – сотни квадратных метров «неосвоенной» земли, именно этот факт и не дает покоя некоторым жильцам дома. Поэтому выданное в свое время разрешение Александра Николаевича то пытаются оспорить, то заставить «не пущать» с помощью сотрудников правоохранительных органов. «Но ведь не от соседей я палисадник огородил, а от вандалов, – поясняет Александр Николаевич. 

За это лето кроме высадки новых растений Александр Николаевич еще и стены разукрасил: на фасаде его квартиры нарисовали голубое небо с летящими журавлями, а на другой стене – выступе соседнего подъезда – появился огромный баннер с голубем. «Для этого тоже брал разрешение в ТСЖ, сам стены штукатурил и красил, за картину платил, – отчитывается он. – А что надпись на баннере: «Бабушкин палисадник» – так должно же быть у места какое-то название». 

… Уже после, разговорившись, признался: сам палисадник был высажен в честь умершей супруги. Она пару лет назад первая под окнами высадила несколько туй, но полюбоваться на них уже не успела. «А я смотрел на них из окна и понимал, что не выживут деревца, – вздыхает Александр Николаевич. – Огородил их – с этого все и началось…»