Будущее ростовского гаражного кооператива «Авиатор», возможно, самого большого на юге страны, весьма туманно

Проехать в ГСК «Авиатор» можно только по пропускам. На первый взгляд ничего страшного в этом нет. Но это лишь на первый взгляд...

Немного истории

1989 год. ГСК «Авиатор» создан решением Ростовского горисполкома. Почти 7 га земли выделено по акту бессрочного пользования под строительство гаражей для военных.  Позже кооперативу отходят еще земли, часть из них до конца не оформлены  по сей день.

2009 год. Массовая приватизация земли в ГСК. Процесс идет непросто (мешают особенности  существующего на тот момент законодательства). Некоторые владельцы гаражей отчаиваются довести процесс до конца. В это время в кооперативе появляется молодая и предприимчивая Елена Соколова (она же Никольская). Она предлагает владельцам гаражей решить все их проблемы разом – провести межевание, узаконить строения, приватизировать землю под ними. Начинает собирать с них деньги, и немалые. 

С самим ГСК в лице председателя В. Ашмарина заключает договор на оказание юридических услуг, например, представлять интересы ГСК в судах. 

2013-2016 годы. Теперь уже отношения между Никольской и членами ГСК сводятся к разбирательствам. Приватизировать гаражи не удается, и их владельцы требуют у Никольской деньги обратно. Саму же предпринимательницу не устраивает вознаграждение, которое выплачивает ей за оказанные услуги ГСК «Авиатор», – 60 тыс. рублей. Она требует  около миллиона. Суть разногласий между Никольской и ГСК сводится к тому, что часть работ, выполненных предпринимательницей, кооператив просто не заказывал, какие-то заказы, наоборот, ею не были доведены до конца. Так или иначе, но Никольская выигрывает суды, причем по документам, признанным  разными экспертами поддельными (по факту подделки даже возбуждались уголовные дела). Что интересно, окончательная точка в этом споре была поставлена в момент, когда от должности только-только отстранили действовавшего на тот момент председателя кооператива Виктора Бондаренко.

2011 – 2016 годы. Виктор Бондаренко сначала занимает должность зампредседателя кооператива. Через два года побеждает на выборах председателя. Сменяет на посту председателя кооператива В. Ашмарина. Ашмарин, долгие годы занимавший этот пост, как человек опытный, остается на должности заместителя. Однако уже через несколько месяцев Ашмарин приходит к Бондаренко и предъявляет ему  уведомление из регистрационного органа, где именно Ашмарин значится главой кооператива (?)

 

События развиваются

На суде выяснится: Ашмарин подделал протокол отчетно-выборного собрания ГСК, увеличив срок пребывания в главенствующей должности на год. Поскольку в налоговой экспертизу поданных документов не производили, Ашмарина вновь зарегистрировали в качестве председателя кооператива. Однако на суде обман вскрылся. Бондаренко восстановили в правах.  

В это время он активно пытается отстоять позицию кооператива в отношении Никольской. Кроме того, у Бондаренко есть мысль провести финансовую реформу. У кооператива скопились немалые долги, пеня, проценты по ним зашкаливали. К 2011 году сумма долга достигла 11 млн рублей. Бондаренко удается добиться его реструктуризации, растянув срок уплаты на 6 лет. Но в 2014 году (когда размер долга уменьшился и составил 3,5 млн )  председатель решает, что оптимальной для предприятия была бы возможность войти в процедуру финансового оздоровления. По мнению Бондаренко, была бы приостановлена оплата всех долгов, начисление пени и штрафов, а значит, объемы долга перестали бы расти, и членские взносы позволили бы долг закрыть. В правлении это предложение поддерживают, но суд заявление ГСК отклоняет. Да и у некоторых членов кооператива такой подход к решению финансовых проблем понимания не находит, потому что финансовое оздоровление – это процедура банкротства, а банкротство воспринимается   многими как явление, когда  предприятия исключительно уходят с молотка... 


И все-таки банкроты

Член правления ГСК «Авиатор» Сергей Меркулов обеспокоен состоянием электроподстанции. Летом ее охлаждает обычный вентилятор. А если подстанция взорвется?Интересно, но в 2016 году при долге менее полутора миллионов налоговая инспекция подает в арбитражный суд заявление о признании ГСК «Авиатор» банкротом. Пошли слухи: Бондаренко добился-таки своего. А он, вспоминает бывший председатель, в этот раз не инициировал банкротство, рад был бы погасить долг предприятия, но счет арестован. Бондаренко открывает в банке дебетовую карту и передает в управление кооперативу в расчете, что так движение кооперативных средств будет продолжено и скопятся деньги на оплату долга. Но владельцы гаражей перестают активно сдавать членские взносы: они не доверяют Бондаренко. 

Недоверие подогревается четой Ястребовых. Она – член правления, а он в кооперативе, по сути, никто (как потом выяснится, Ястребовым он был по липовым документам, на самом деле – Сидоренко). На тот момент казалось, мужчина правильно понимает ситуацию, готов называть вещи своими именами. Он активно выступал на собраниях, убеждая присутствующих в том, что действующего председателя надо менять. И когда почва, что называется, была готова, в качестве альтернативы на место председателя предложил Карину Ястребову.

– «Хорошая, толковая девушка» – сказал тогда Ястребов о Карине, – вспоминает  Арсен Хачиков, член ревизионной комиссии ГСК, – но как мы на это повелись – непонятно! Ну как может женщина управлять стольким количеством мужиков, которые в перебранках до каких только крайностей не доходят!? Хотя, конечно, на тот момент она была единственной кандидатурой, подходившей по уставу на эту должность.

Между тем прошедшие в 2016 году выборы председателя ГСК показали: большинство по-прежнему поддерживает действующего председателя Бондаренко. Однако уже на следующий день после подсчета голосов его насильно отстраняют от власти. Инициативная группа из 30 человек, большей частью члены кооператива, ворвалась в кабинет Бондаренко и вынудила его сложить полномочия. 

Позже состоится собрание инициативной группы, на котором «утвердят выраженное недоверие» Бондаренко, а Ястребову временно назначат исполняющей обязанности председателя ГСК до законного избрания председателя всеми членами кооператива. И только спустя год, когда срок временных полномочий истечёт, владельцы гаражей узнают, что Ястребова в налоговой самовольно сумела зарегистрировать себя председателем ГСК «Авиатор».

Ситуация повторяется: в кооперативе фактически снова два управляющих (только теперь Бондаренко и Ястребова).


Чем старее, тем дороже

Тем не менее кооперативом с 2016 года управляет Ястребова. ГСК прекращает преследование Никольской. Более того, в счет оставшейся части долга предпринимательнице отдают электроподстанцию (собственность ГСК) по стоимости около 180 тысяч рублей. Случилось это в начале 2017 года. К концу 2017 года подстанцию успевают перепродать несколько раз и в конце концов под руководством Ястребовой ее покупают члены ГСК «Авиатор» примерно за полмиллиона рублей (!) 

Собственно, люди сами сбрасывались на покупку подстанции. В чем можно обвинять председателя? Да в том, что никакой информации о цене покупатели не имели, а остаться без света желания не было ни у кого (тем, кто не платил, свет просто отключали). Вот и приобрели гаражники свою же подстанцию по баснословной цене. Техническое состояние подстанции таково, что летом  ее охлаждает поставленный вплотную обычный вентилятор. Находится она в людном месте. Если случится взрыв, последствия могут оказаться печальными.

Еще отличительной особенностью правления Ястребовой является колоссальный сбор средств кооператива – 10 800000 рублей (об этом она сама отчиталась на собрании летом прошлого года ). На что пошли эти деньги, а также те, что были собраны позже, члены ГСК не знают (вернее, не верят предоставленному отчету, уж слишком нереальные там расценки ). В момент же, когда правление «Авиатора» решило провести ревизию, все необходимые документы изъяли для аудиторской проверки сотрудники ОБЭП Октябрьского района Ростова.


Что охраняем?

Сказать, что в кооперативе есть недовольные, – не сказать ничего. 

– Здесь много бывших военных, мы привыкли к порядку, – рассказывает Владимир Калиниченко, – а столкнулись с тем, что не можем спасти «Авиатор» от развала. Мы же не знаем, что его ожидает: не можем получить информацию о долгах, о расходах, не можем верить документам, так как не раз уже сталкивались с тем, что они могут существовать в нескольких версиях, отличающихся друг от друга.

Казалось бы, чего проще: не нравится, как управляют – созовите собрание, выразите недоверие действующему председателю, назначьте исполняющим обязанности человека, заслуживающего доверия. Но, как оказалось, собрать-то собрание и не получается. Их срывают. Вот и в тот день, когда я побывала в гаражном кооперативе, на будке при въезде висело объявление, где говорилось: «Руководство ГСК информирует членов кооператива, что общее отчетно-выборное собрание членов-собственников ГСК «Авиатор» будет проводиться после инвентаризации гаражных боксов (… ) Общего собрания членов ГСК «Авиатор» 14.10.2017 года не будет». Учитывая, что инвентаризация идет уже полтора года, рассчитывать на то, что отчетно-выборное собрание, организованное по всем правилам устава ГСК,  состоится в ближайшее время, не приходится.

Пока же на въезде в кооператив стоит шлагбаум. Через него пропускают только тех, кто сдал членские взносы. При условии, что Ястребову многие считают председателем незаконным, деньги в кассу кооператива  вносят не все. Тем более что расходовать средства должны с одобрения участников отчетного собрания. Со слов членов кооператива, без него в ГСК установили около 90 видеокамер, наняли охрану. Владельцы гаражей, обратившиеся в редакцию, уверены: это лишнее, тем более что долги предприятия, видимо, не гасятся. Сегодня они составляют никак не меньше 4 млн. Так вот и получается: зачем cдавать членские взносы, если они идут не на развитие  ГСК, а на охрану того, кто занимает кресло председателя сегодня? Так, кажется, получается.


При подготовке материала мы не смогли пообщаться с Кариной Ястребовой. По телефону она ответила, что все вопросы мы должны направить ей заказным письмом. На просьбу предоставить адрес электронной почты, благодаря которой процесс переписки ускорился бы в разы, она ответила отказом...