В Ростове  уродуют жилой  дом знаменитого купеческого семейства Паршиных. В донской столице такие  образцы неоклассического направления в эклектике можно пересчитать по пальцам

Не надо быть специалистом, чтобы увидеть: шедевр архитектуры на наших глазах превращают в сельскую «мазанку».

Особняк по Серафимовича, 23 был возведен в 80-х годах позапрошлого века. По мнению экспертов, здание, богатое декором, обладает не только явными архитектурными достоинствами, но и является градоформирующим элементом квартала. 

В свое время дом был объектом культурного наследия. Сегодня  по непонятным причинам он  исключен из реестра памятников архитектуры.

Когда этот особняк рассматривался на Комиссии по сохранению архитектурно-художественной среды города, архитекторы призывали  подойти к его  ремонту  неформально: учесть в смете восстановление утраченной лепнины, выбрать умелого подрядчика. Не каждому можно доверить ремонт исторического объекта!

В Ростове уродуют жилой дом знаменитого купеческого семейства Паршиных.– На практике все получилось иначе, –  говорит руководитель общественного объединения «МойФасад» Роман БОЧАРНИКОВ. – Составители сметы, похоже, дома вообще не видели!  Они пренебрегли и рекомендациями комиссии,  и объемом необходимых работ.  Их раскладка годится разве что для косметических работ по фасаду какого-нибудь колхозного свинарника. Дом, как уже повелось, сметой подвели под «упрощёнку»…

Энтузиасты  из «МФ» тут же обратились к главному архитектору РО. Он, оценив ситуацию, официально сообщил об этом в городской департамент ЖКХ.  В письме содержались конструктивные предложения по пересмотру сметы, предлагалось принять меры, которые бы   мотивировали подрядчика. 

Однако ответа нет до сих пор.

Зато «работа», точнее – уродование здания – идет полным ходом.  Рабочие, приехавшие  в Россию на заработки из  среднеазиатских республик, ремонтируют, как умеют. А умеют плохо – квалификация отсутствует.  С восстановлением недостающих фрагментов лепнины много мороки, да она и не предусмотрена сметой.  Потому рабочие просто сбивают с фасадов «лишнее» – рельеф, а то, что осталось, просто замазывают. Получается гладенько и чистенько…

После такого «ремонта» от  колоритных ростовских особняков не остается ни-че-го…

Так будет продолжаться до тех пор, пока сметы на ремонт исторических зданий  будут составляться «от фонаря», на объекты будут приходить подрядчики, предлагающие  минимальную цену за свои услуги. Тот факт, что по таким сметным тарифам профессиональные строители работать бы не стали, никого  не смущает. Бюджет осваивается, есть видимость работы. А халтура на выходе, похоже,   вполне устраивает  заказчика ремонта.