Почетный ветеран труда ростовского вертолетного завода с 50-летним стажем Александр Дмитриевич Родыгин отказывается платить управляющей компании за ремонт и содержание жилья. Так как не понимает, что она реально делает в обмен на суммы, ежемесячно выставляемые в квитанции

Многоквартирный дом на улице О. Первеевой на самом деле больше похож на несколько частных домовладений.
Если в адресе значится дом 10, квартира 5, что вы себе представляете? Естественно, жилой дом как минимум в два этажа. 
Но Александр Дмитриевич встречает меня возле добротного забора с воротами. За ними – небольшой идеально ухоженный дворик частного дома. 

– Отец заведовал гаражами военного округа, и в 1925 году нашей семье дали это жилье. В 1934 году отца не стало, и нас с братом воспитывала мама, славившаяся своей чистоплотностью и хозяйственностью, – рассказывает Александр Дмитриевич. – В этом доме несколько месяцев на постое были и немецкие оккупанты во главе с большим военным чином, и в феврале 1943 года, после освобождения города, – генерал Алексей Селиванов, к которому прямо сюда не раз приходили военные корреспонденты.

Когда-то длинное одноэтажное здание постройки 1917 года было поделено на несколько домовладений, каждое из которых назвали квартирой и присвоили номер. На этом все сходство с обычным многоквартирным домом, пожалуй, и заканчивается. 

Но то, что раньше не имело никакого особого значения, в современной России стало принципиально важным. Многоквартирный дом? Значит, платите за ремонт и содержание общего имущества, как записано в Жилищном кодексе! 

А то, что расселены жильцы по принципу частного сектора и здесь нет общей собственности – придомовой территории, лестничных площадок, лифтов, которые, как в других многоквартирных домах, нужно подметать, освещать, ремонтировать, белить и красить, – кого же интересует? 

– За своим домом и двориком наша семья всегда ухаживала самостоятельно, – уверяет Александр Дмитриевич. – Каждый гвоздик во дворе и в доме вбит собственными руками.

Свой дом (он же квартира № 5) Александр Дмитриевич содержит в идеальном состоянии собственными силами.
Свой дом (он же квартира № 5) Александр Дмитриевич содержит в идеальном состоянии собственными силами.

Что касается капитальных ремонтов, то их в столетней истории дома (он же квартира № 5) было два. Оба произведены по распоряжению генерального директора вертолетного завода – сначала Михаила Нагибина, позже – Бориса Слюсаря и, естественно, за счет предприятия, в благодарность за многолетний труд Александра Дмитриевича. 

Ведь когда ему только исполнилось 14 лет, поступил в училище № 8 ( ныне колледж), готовившее кадры для вертолетного завода. Дети войны активно совмещали учебу с практикой на предприятии. 

За полвека на вертолетном заводе в трудовую книжку Александра Дмитриевича внесли столько благодарностей, что пришлось делать вкладыш. Есть даже запись о поощрении за задержание преступника. Ведь, помимо работы на серьезном производстве, слесарь-сборщик, он же авиатехник и клепальщик-сборщик Александр Дмитриевич был общественным дружинником и внештатником угрозыска. 

Будучи сотрудником отдела по доработке с удостоверением полномочного представителя в частях Министерства обороны СССР и органах Министерства гражданской авиации, облетел всю страну и побывал в десятках стран зарубежья, где эксплуатировалась техника ростовского завода, – в Афганистане, Индонезии, Венгрии…

Нужно сказать, Александр Дмитриевич – человек удивительной основательности и преданности. Проработал на одном предприятии 50 лет, прожил с супругой Валентиной Ивановной 60 лет, в доме на улице имени разведчицы-радистки Ольги Первеевой – с самого рождения, вот уже 86 лет.

Первый раз непонятную запись о ремонте и содержании он обнаружил в квитанции еще в начале 2000-х годов. Пошел выяснять – что это такое, добравшись до тогдашнего главы администрации Октябрьского района Ростова, который признал несоответствие квитанции здравому смыслу и отменил начисление в телефонном режиме. 

Спустя шестнадцать лет управляющая компания «Город золотой» вернула в квитанцию строку о ремонте и содержании жилья, сославшись на то, что действует в рамках закона и что тариф утвержден на общем собрании жильцов.

«Каком собрании?» – удивился и возмутился Александр Дмитриевич. За него вступились районная и городская организации ветеранов. 

Государственная жилищная инспекция области в сентябре 2017 года провела проверку и установила, что управляющая компания нарушила требования Жилищного кодекса – ст. 154,  156 в части начисления размера платы за содержание и ремонт, НЕ подтвержденного протоколом общего собрания собственников жилья и НЕ соответствующего постановлению администрации г. Ростова № 884 от 07.08.2014 г. 

Иными словами, установила размер «от балды». Выполняя предписание Госжилинспекции об устранении нарушений, плату изменили. 

Но не отменили! С чем Александр Дмитриевич по-прежнему не согласен. «Исправно плачу за воду, газ, электроэнергию, потому что поставщики их реально предоставляют, и я ими пользуюсь, – объясняет свою позицию почетный ветеран труда. – Но каким образом управляющая компания ремонтирует и содержит мой дом – не понимаю!»

А может, дело еще и в том, что если расшифровать эту самую загадочную строку в квитанции «содержание и ремонт», окажется, что в нее заложена и зарплата сотрудников управляющих компаний?..