В начале апреля Юрий Станиславович Эггерт в управлении соцзащиты Октябрьского района Ростова узнал все подробности выплаты фронтовикам из областного бюджета денежной компенсации за приобретенные для ремонта жилья стройматериалы.

— Конечно же, я поинтересовался и тем, как этот ремонт проводить: собственными силами или будет оказываться какое-то содействие. Мне разъяснили, что таким одиноким ветеранам, как мы с супругой, работы будут произведены бесплатно, мол, в администрации района даже есть специальный список тех, кому помогут, — рассказывает Юрий Станиславович.

Вдохновленный этим обещанием, ветеран пригласил коммунальщиков для определения объема работ, закупил стройматериалы, поставил об этом в известность управление соцзащиты и стал ждать начала ремонта. Но никто не пришел ни завтра, ни послезавтра…

Тогда Юрий Станиславович вновь отправился в управление соцзащиты. Всего он совершил три таких похода с промежутками в несколько дней и всякий раз слышал: «Еще не решен вопрос ни с выделением средств на ремонт жилья ветеранов, ни с исполнителями работ».

В администрации района, куда ветеран обратился с письмом, ему не ответили отказом, но и не сказали ничего конкретного.

— Так как в квартире уже царил предремонтный беспорядок — мебель сдвинута, вещи упакованы, всюду складированы стройматериалы, а до главного праздника всей нашей жизни — Дня Победы — меньше трех недель, решил начинать наводить красоту собственными силами и средствами, — рассказывает Юрий Станиславович.

С газетными объявлениями в руках он засел за телефон. Но никто из организаций и частников не пожелал взяться за столь малый объем работ: замену 7,5 кв. метра линолеума, установку двери, врезку замка, покраску 25 квадратных метров пола… Пришлось поэтапно нанимать разных мастеров.

— Если бы я знал, что практически весь ремонт ляжет только на наши с супругой плечи, наверно, не стал бы заказывать и устанавливать новые окна. Ведь пришлось вынести ужас сколько мусора, — вздыхает 87-летний ветеран. — Дверь в ванную комнату тоже не трогал бы, но еще в конце года представитель управляющей компании за наши деньги купил и установил новый унитаз, а в него стала упираться открываемая дверь. В общем, он ничего не придумал, кроме как вырезать в двери дырку… Поэтому я и решил  во время  этого ремонта избавиться от такого «дырявого безобразия»… 

Пятого мая к ветерану все-таки пришла помощь администрации в лице молодой женщины — инженера управляющей компании, которая собственноручно покрасила пол в двух комнатах.

— Было как-то неловко, что вместо рабочих это делает женщина-руководитель… — Юрий Станиславович продолжает рассказывать о ремонте, ставшем сплошным недоразумением. — Пока пол высыхал, ночь с шестого на седьмое мая я провел в прихожей, а супруга — на кухне…

В управлении соцзащиты района теперь уверяют, что никогда не обещали ветерану помощь в проведении ремонта.

— Вы же понимаете, на это нужны средства, а их в бюджете нет! — разводит руками социальное начальство. — В разного рода документах местным властям дано указание «оказывать содействие в ремонте», но не сказано — как и за счет чего.

Заместитель главы района Михаил Дмитриевич Неделин более дипломатичен:

— Финансовая ситуация, конечно, непростая… Но мы все равно намерены помогать одиноко проживающим ветеранам. Будем как-то договариваться с управляющими компаниями, строительными организациями…

Если учесть, что многие даже небольшие города и сельские районы области смогли неплохо организовать помощь ветеранам, то лишенная конкретики схема ремонта в одном из крупнейших районов донской столицы выглядит более чем странно. К тому же цена вопроса, то есть ремонта жилья одного ветерана — в среднем всего десять тысяч рублей. Кстати, одиноко проживающих фронтовиков в районе осталось чуть больше десятка.

— Вы только поймите правильно, дело не в моем личном случае, — говорит Юрий Станиславович. — Пусть не в таком объеме, но я бы все равно делал к празднику ремонт. Просто неприятна показушная забота и непродуманность всего этого мероприятия. Зачем раздавать пустые обещания?.. Ведь они ранят больнее всего…