Академическая наука продолжает сопровождать государственную политику на юге России. В  свет вышел очередной — IV том «Атласа социально­политических проблем, угроз и рисков юга России», подготовленный учеными Южного научного центра РАН. На этот раз широкому кругу читателей представлен специальный выпуск.

В нем анализируются причины и обстоятельства роста напряженности на Северном Кавказе, продолжается поиск путей стабилизации.

«Темы нового издания не повторяют темы предыдущего — в отличие от ситуации, которая остается на Северном Кавказе напряженной. Наш новый  труд — не «страшилка», запугивающая понапрасну, не попытка привлечь внимание к собственным работам, но очередное напоминание о существующих угрозах и рисках в этом регионе», — отметил один из авторов издания, заместитель директора Института социально­экономических и гуманитарных исследований ЮНЦ РАН Левон Батиев.

В последние два-­три года ситуация в восточных районах недавно созданного СКФО не улучшилась. И даже наоборот: зона террористической активности географически расширилась, расползаясь по соседним субъектам, включая Ставрополье. Среди новых тенденций — активное применение терактов не только против силовиков, но и против гражданских лиц и объектов, о чем свидетельствуют события последнего времени.  Обращает на себя внимание и то, с каким ожесточением действуют сегодня террористы — живыми их практически не захватывают. Потому наивно рассчитывать, что ужесточение законодательства отрезвляюще подействует на тех, кто и так идет на смерть… Возрождение «батальонов смерти» можно опровергать, но наличие руководимых кем-­то смертников — факт, от которого не отмахнуться. Исследования ученых ЮНЦ РАН показывают, что вот уже несколько лет — еще до конфликта Грузии и Южной Осетии — в регионе действуют силы по созданию так называемого Кавказского эмирата. Говорить о реальности такого события — отделении Северного Кавказа от Российской Федерации — при наличии сильного государства не приходится. Но усилиями деструктивных сил в регионе собраны воедино основные террористические группы и отряды, цель которых — посеять страх, панику, дезориентировать нормальную повседневную жизнь людей. Не исключено, что распространение пугающих слухов о терактах в дни празднования 65­й годовщины Победы в Ростове, например, — дело рук идеологов террористов. Помимо них, существует и «неорганизованное подполье» — криминально­террористические группы, которые наносят существенный ущерб.

На фоне ошибок советских времен, помноженных на проблемы 90-­х годов, и с учетом сегодняшних просчетов легко понять причину недовольства жителей северо­кавказских республик. А неуклюжие действия в регионе правоохранителей, безработица, низкий уровень жизни, коррупция, теневая экономика, клановость лишь дополняют картину.

По мнению ученых ЮНЦ РАН, исследовавших проблему в «пространстве и времени», борьба с терроризмом может растянуться на достаточно длительный срок даже при том, что государство, наконец, определится и будет  проводить твердую политику в регионе. И все же стоит вспомнить, скольких усилий в свое время стоило искоренение басмачества в Средней Азии, «лесных братьев» в Прибалтике, бандеровцев на Украине. Опыт других государств, борющихся с терроризмом, подтверждает, что процесс этот быстрым не бывает.

И поскольку существует проблема Сочи ­2014, то стоит, наверное, выработать единый подход к ситуации всех разобщенных ныне структур, представляющих государственную политику на Северном Кавказе, считают ученые ЮНЦ РАН.