«Не люблю китайцев, даже если они таджики». Эту точка зрения реального собеседника сегодня разделяют многие, увы. По статистике около половины россиян придерживаются известного лозунга «Россия — для русских».

А потому вопрос об отношениях между коренными жителями и иммигрантами волнует сегодня многих.

Ежегодно от рук скинхедов страдают около 600 мигрантов, примерно 100 из них — гибнут. Но даже те, кто осуждает такие нападения, считают, что мигрантов слишком много. Самое удивительное, что хуже всего относятся к ним в тех регионах, где приезжих из Закавказья и стран Цетральной Азии вообще нет… Зато есть образ врага, мешающего жить. А между тем миграция для России — не вопрос выбора, а необходимость, утверждают эксперты. И если мы не хотим видеть у себя туркменских дворников и узбекских строителей, то завтра на их место в Россию приедут индусы и пакистанцы…

Причина такого положения очевидна — число россиян неуклонно снижается, убывая ежегодно примерно на 1000 человек. Рост народонаселения наблюдается лишь в ряде республик Северного Кавказа — Чечне, Ингушетии, Дагестане. Но в других регионах ситуация такова, что к 2030 году, может статься, будет некому подметать улицы… О вариантах миграционного будущего России и шел разговор на семинаре-совещании, организованном УВКБ ООН и АРС-Пресс для представителей СМИ, где одним из экспертов выступил заместитель директора Центра этнополитических и региональных исследований Владимир Мукомель.

Больше всех уважают закон китайцы

По разным данным в России насчитывается от 16 до 20 млн. трудовых мигрантов, из них легально работают от 4 до 8 млн. Больше всего приезжих из Узбекистана — примерно 1 млн. человек в год. Далее в порядке убывания следуют: Таджикистан, Украина, Киргизия, Молдова, Армения, Азербайджан. Замыкает список мигрантов из ближнего зарубежья Казахстан — 0,04 млн. человек.. Самые многочисленные приезжие из дальнего зарубежья — китайцы — до полумиллиона ежегодно. Они же — и самые законопослушные, отмечают работодатели.

Надежны, дешевы и не воруют

Так оценивают иностранных рабочих большинство работодателей, многие из которых предпочитают иметь дело именно с ними, а не с местными, горько пьющими разнорабочими, не желающими выполнять тяжелую и грязную работу за низкую зарплату. Не секрет, что рабочая неделя иностранцев длится 70-72 часа. Это значит, что они работают по 10 часов и более в день. Кстати сказать, лучше всех относятся к ним в России именно работодатели, отмечая их умение хорошо работать.

Конкуренты ли?

Многие россияне оправдывают свое негативное отношение к трудовым мигрантам тем, что считают их конкурентами на рынке труда. Но, как утверждают эксперты, конкурировать они могут только с местными маргиналами, не имеющими ни образования, ни специальности, ни квалификации… Впрочем, целый ряд сфер занятости функционирует у нас в значительной степени благодаря иммигрантам: строительство, оптовая и розничная торговля, коммунальные и персональные услуги, общественное питание и транспорт.

Заблуждаются те, кто считает, что России нужны другие — высококвалифицированные кадры. Все как раз наоборот. Наша страна занимает 2-е место в мире по образованию — после США. У нас учатся в школе долгих 11 лет, в Индии, Китае, Бразилии — 4-5 лет. В России налицо «перепроизводство» специалистов с высшим образованием, которые часто вынуждены работать там, где их квалификация не востребована. А потому конкурентными для нас являются как раз специалисты из развитых западных стран.

Вывод напрашиватся один: нашей стране нужны «рабочие лошадки», какими и является подавляющее большинство трудовых мигрантов из бывших республик СССР. И в России они занимают определенную нишу — работают много за низкую зарплату. Во всем мире так и принято — отдавать такие места именно иностранцам, хоть это и цинично…

Я русский бы выучил только за то…

Все приезжающие к нам иммигранты четко делятся на две категории.

Есть те, кто выполняет «заказ» семьи, рода — едет в Россию исключительно на заработки, чтобы прокормить многочисленную родню, что невозможно сделать на родине. В Казахстане, например, за ту же работу платят в 10 раз меньше, чем в РФ. Понятно, что у таких людей нет причин пытаться как-то приспособиться к жизни в России. Они отработают свое — и уедут на родину.

Но есть другие, и их достаточно много. Эти рабочие хотят навсегда остаться в России, принять гражданство РФ, а потому готовы получать образование и квалификацию. Но для этого необходимо как минимум прилично владеть русским языком. А вот с этим как раз и проблемы.

Большинство трудовых мигрантов, работающих от зари до зари в кругу своих же земляков, лишены возможности общения с местными жителями. А, значит, возможность выучить русский хотя бы на бытовом уроне за пределами их «территории» — стройки, где они работают, и общежития, где они ночуют — равна практически нулю. Быть может, потому таким стойким спросом пользуются курсы русского языка в Таджикистане, например?

«Мы такие разные, но все-таки мы вместе»

Мигрантов не любят нигде. В России уже сложилась печальная практика — у приезжих нет взаимопонимания с местными жителями. Виноваты, как правило, и те, и другие: одни не готовы принять гостей, другие — уважать хозяев. Власти в этой ситуации чаще всего не подготовлены для решения таких проблем и остаются в стороне. Бороться с ксенофобией мы еще не научились. Потому в нашем обществе в безопасности не чувствуют себя не только таджики или азербайджанцы, но и …негры, которые уж и вовсе не имеют никакого отношения к трудовым мигрантам. Сегодня многие россияне только приветствуют административные меры, препятствующие их адаптации. Это мешает доступу мигрантов к тому, в чем они больше всего нуждаются — к рынкам труда и жилья, что часто вынуждает их уходить в «тень», в криминальные структуры.

Либерализация миграционной политики последних лет принесла свои плоды: больше иностранцев стало работать легально. Но это практически сведено на нет плохой организацией, непрозрачностью и коррумпированностью служб, занимающихся проблемами миграции, утверждают эксперты.

Конечно, мигранты не ангелы. Но очень часто их стремление жить среди «своих» говорит не столько об их нежелании приспосабливаться к новой жизни, сколько о том, что у нас нет отработанных механизмов, которые бы помогли этим людям стать «своими» и для нас.

В России множество каналов, по которым распространяется негативная информация об иммигрантах: это высказывания политиков, СМИ, молодежная среда.

И пока никто не говорит о другом: если мы сегодня недовольны тем, что улицы метут таджики, а фруктами торгуют азербайджанцы, и завтра выгоним их из России, то послезавтра на их место приедут не русские из глубинки — не надейтесь! — а индусы и пакистанцы. А им приспособиться к нашей жизни еще сложнее, чем тем, кто хранит пока историческую память о тех временах, когда мы жили в единой стране — «такие разные, но вместе». Увы, сегодня это — всего лишь слоган для рекламы пива…