Центру временного содержания несовершеннолетних правонарушителей — 75 лет. У Андрея мама — пьет, папа пьет тоже. Мальчик мог бы жить в доме бабушки, но там пьет дедушка. Когда он сильно выпивает — самой бабушке деваться некуда.

Родной сестре Андрея повезло — ее удочерили, а его три года назад определили в один из новочеркасских детских домов. Оттуда он периодически сбегает. Вот и в этот раз — сбежал. Пошел пешком в Ростов, к двоюродной сестре, но в очередной раз попал в центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей.

— В детском доме нормально, но я не хочу там находиться, — говорит двенадцатилетний Андрей. — Хочу быть дома. Но быть там не получается. А в центре мне нравится больше, чем в детском доме.

Здесь и правда хорошо. Уютно, много зелени во дворе. Мини-зоопарк, где можно повозиться с енотами, дикими утками, гусями… А еще — чистота и свежий воздух. В самом деле, если бы не соответствующее название центра, можно было бы подумать, что здесь расположен дом отдыха для детей: аккуратные спальни, игровая комната, учебный и компьютерный классы, спортзал, зимний сад… К юбилею и сотрудники, и ребята готовились. В холле организовали выставку детских поделок, накрыли сладкий стол. Праздник все-таки…

— В центр попадают те, кто совершили правонарушения, а также за особо опасные деяния. Возраст — от 7 до 18 лет, — рассказывает Михаил Кравченко, майор милиции в отставке. Он — на пенсии, но связи с центром не теряет. — В основном это дети из неблагополучных семей. Время пребывания подростков в центре — 30 дней, но при необходимости их содержание продлевается. Сейчас здесь находятся 12 детей.

Они смотрят телевизор. Среди ребят — две девочки. Яне — 14, Марине — 13. За время пребывания в центре они успели подружиться. Мы выходим во двор.

— А как вы попали сюда? — спрашиваю девчонок.

— У меня с мамой уже два года конфликтная ситуация. Она от меня отказалась, — рассказывает Марина. — У нее другой ребенок. Я ей не нужна.

— А я в школу не ходила, — говорит Яна. — У меня «загул» был. Нет, вы не подумайте что-то плохое… И в школе я нормально учусь. Просто поругалась с мамой. Вот и убежала… Я убегаю — меня ловят. А в этот раз сама «сдалась»…

Обе наперебой рассказывают о своих увлечениях. Марина закончила модельную школу, занимается вокалом. Яну мама водила на бальные танцы, плавание. Рассказывая о себе, Яна вдруг переключается:

— Ой, смотрите, Александр Александрович.

Александр Черников, как и его коллеги Игорь Дубов и Светлана Мукий, — любимые воспитатели ребят. Настолько любимые, что Яна решила — станет юристом.

— Закончу вуз и буду здесь работать, — говорит она. — Сначала старшим лейтенантом, потом капитаном, затем майором. Выйду замуж за хорошего человека, и у меня будет дружная семья.

Мечта Марины — стать архитектором, у Андрея — певцом. Он занимается вокалом в центре эстетического воспитания: «У меня прекрасный педагог Виктория Анатольевна Антропова».

Есть у него и свои первые награды — I место в городском конкурсе вокалистов.

По словам старшего психолога центра Вячеслава Горовецкого, каждый ребенок талантлив, главное — вовремя это заметить. Вечером воспитатели с детьми разжигают во дворе костер, пекут в нем картошку и… разговаривают. Обо всем. Каждый ребенок вспоминает свои истории из короткой и нелегкой жизни. О том, что больше всего доставляло радость, чем увлекался. После таких вечеров кто-то снова начинает рисовать, кто-то петь, танцевать, а кто-то шить…

Свои таланты ребята сегодня показывают гостям, участвуя в праздничном концерте. А поздравить коллег пришли представители других подразделений управления внутренних дел, а также бывшие сотрудники центра. Были еще гости…

— Обычно на наши мероприятия мы не приглашаем родителей, родственников детей, — говорит руководитель центра М. Л. Великанова. — Но сегодня сделали исключение. У нас в гостях мама Яны и бабушка Марины.

Мама Яны благодарит сотрудников центра. Есть за что. Яна стала не только более доброжелательной к маме. У нее появилась возможность вернуться домой, а не попасть в спецшколу. Туда отправили бы и Марину, если бы не согласие бабушки взять над ней опекунство.

— Мы проследим за судьбами девочек, — говорит Марина Леонидовна.

Уйти из дома просто — вернуться обратно трудно. На это понадобится немало времени, юридических формальностей. И все же первые шаги на пути к родному дому сделаны.