Кто такие Татьяна и Михаил Сорокины, долго рассказывать не надо — их семейный детский дом известен на всю страну. Два года назад их награждал орденами сам президент Д. Медведев, фотографировался с ними на память.

Живут Сорокины в поселке Рассвет Аксайского района. Уже несколько поколений приемных детей (фантастичная цифра — полсотни человек!) они воспитали, выпустили в большую жизнь, помогли с обустройством собственных семейных гнезд. Сейчас с ними живут пятеро  самых маленьких, взятых недавно из Куйбышевского района, несколько ребят постарше, да еще их родной 36-летний сын-инвалид, лишившийся зрения в младенчестве после инфекционного заболевания.

— А всего с нами сегодня пятнадцать ребят — немного, — улыбается Татьяна Васильевна. Никакого подшучивания в «немного» нет: действительно, в прошлые времена собиралось за семейным столом и больше.

В общем, Сорокины — люди заслуженные, уважаемые, знаменитые. Поэтому тем более невероятно, что с ними случилось.

На кого нарвались?

Сорокины ко всему прочему еще и стараются помогать повзрослевшим детям с жильем. В прошлом году взялись приобрести квартиры троим — Максиму, Михаилу и Александре. Рассчитывали на что-нибудь скромное, в старом фонде. Продали для этого свою трехкомнатную квартиру в Аксае, пошла в ход и президентская премия.

Поскольку ребята хотели приобрести жилье в Ростове (все трое уже здесь работали), то знакомый по Аксаю риелтор сюда их и направила. Порекомендовала агентство «Профиль» на улице Темерницкой, познакомила с директором Анатолием Важениным.

Не будем утомлять читателей лишними подробностями, скажем лишь, что в ноябре прошлого года Анатолий Важенин взял у Сорокиных 30 тысяч рублей в счет оплаты за одну из подобранных им квартир. Плюс  принял на хранение 45 тысяч в счет оплаты за другую. В присутствии свидетелей написал расписку.

— Оба варианта сорвались, агентство продало квартиры другим людям, — рассказывают Татьяна Васильевна и Михаил Васильевич Сорокины. — 30 тысяч задатка Важенин нам вернул, хотя и без процентов. А вот 45 тысяч «зависли» неизвестно где. 

…Возвращать деньги Татьяна Васильевна отправилась вместе с директором агентства «Недвижимость донской столицы» Романом Рыковским. В «Профиле» их встретила жена директора — Юлия Важенина. Выслушала, попросила показать написанную мужем расписку, прочитала и…

— На наших глазах изодрала ее в клочья! — изумляется Татьяна Васильевна. — Я только и успела через стол выхватить у нее бумажный клочок с печатью. Но хорошо еще, что накануне я догадалась отсканировать эту расписку, так что у меня осталась ее копия, о чем Важениной и сообщила.

А та, не обращая ни на кого внимания, набросилась на оказавшуюся здесь же Светлану Ромахину, работницу агентства «Приор-центр» (оно находится кварталом выше — на Московской), сотрудничавшую с «Профилем». Смысл ее выкриков сводился к тому, что сорокинские 45 тысяч все время находились у Ромахиной, а та их почему-то не возвращает. Она заставила ее написать другую расписку — уже от ее, Ромахиной, имени, вручила Сорокиной и тут…

— Обе дамы на наших глазах с криками вцепились друг другу в волосы, — говорит Татьяна Васильевна. — Мы с Рыковским с трудом протиснулись между ними к выходу…

…Про белого бычка

С тех пор прошло почти полгода. Сорокины регулярно созваниваются с Ромахиной, а та неутомимо водит их за нос. «Верну-верну», — проникновенно заверяет. Назначает встречи — и не является. Или приезжает к назначенному месту с двухчасовым опозданием и с горестными признаниями: «У меня плохие новости, денег сейчас нет».

— Когда пригрозила, что обращусь в милицию, суд, Ромахина в лицо мне рассмеялась: «А что они мне сделают?!» — возмущается Татьяна Васильевна.

Ловкачка-риелторша недалека от истины. Пока что правоохранители не сделали ни-че-го. Письмо Сорокиных в облпрокуратуру было перенаправлено в прокуратуру Ленинского района, оттуда — в УВД Ростова. А из него Сорокиным пришел ответ об отказе в возбуждении уголовного дела. Дурите, мол, Ромахина и иже с ней, дальше! Флаг вам в руки.

«Не волнуйтесь, все решу!..»

Корреспондент «НВз и сама убедилась в артистических способностях госпожи Ромахиной.

— Я все объясню, все решу, — твердо заявила она по телефону. — Привезу деньги к вам в редакцию.

— Зачем ко мне — вы Сорокиным привозите, — попробовала я перенаправить ее по нужному адресу. 

— Нет. Приеду завтра прямо к вам. Ждите с 15.00 до 16.00. Точно. Обещаю.

Беднягу Татьяну Васильевну в первый раз я все-таки выдернула из дома, чтобы та присутствовала при передаче денег. Естественно, она только зря опять прокаталась из Рассвета в Ростов. Неявившаяся Ромахина перезвонила и назначила новый срок. «Вы и со мной решили разыгрывать сказку про белого бычка?» — поинтересовалась я у нее. В ответ — клятвенные заверения, что, мол, завтра — всенепременно… И так — несколько раз.

То же самое неуловимая риелторша, оказывается, проделала с моей коллегой тележурналисткой Евгенией Апариной. Уверяла ее: мол, не волнуйтесь, деньги лежат передо мной на столе, вот сейчас сяду в автобус и отвезу в Рассвет… Последний разговор был в июне.

— Сорокины поступили крайне неосмотрительно, обратившись в малоизвестные, непонятно какие агентства — вместо  сертифицированных, проверенных, честно себя зарекомендовавших фирм, чьи списки, кстати, есть в обладминистрации, — говорит президент Южной гильдии риелторов и оценщиков Евгений Проскурин. — Мне, например, сами эти названия — «Профиль» и «Приор-центр» — ничего не говорят. Кто там работает, как? Неизвестно. А сейчас Сорокины пусть обратятся к нам — в исполнительную дирекцию Южной гильдии риелторов и оценщиков, будем пытаться им помочь…

Редакция в свою очередь просит считать эту публикацию повторным обращением в прокуратуру и ОВД Ленинского района. Надеемся, что там все-таки проверят деятельность агентства «Приор-центр» (оно, напомним, находится в Ростове, на Московской, 46) и его сотрудницы Светланы Николаевны Ромахиной.

Ведь нельзя допустить, чтобы известная на всю страну приемная семья пострадала от чьих-то афер.