Отдел социальных выплат управления Пенсионного фонда РФ по городу Шахты — весь в коробках с бумагами. Из-­за них даже не очень видно начальника отдела Светлану Васильевну Лимареву.

— Это заявления и документы обладателей сертификатов на материнский капитал, которые решили воспользоваться данным им недавно правом: не дожидаясь исполнения второму или последующему ребенку трех лет, получить от общей суммы, которая составляет более 300 тысяч рублей — по 12 тысяч рублей наличными на неотложные нужды, — Светлана Васильевна обводит глазами горы бумаг. — Практически все написали заявления. Еще бы!.. Представьте, что значат эти деньги в нашем городе, а особенно для неблагополучных семей.

Моральный облик тех, кто не может и не хочет справляться с родительскими обязанностями, практически не является преградой для получения этой единовременной выплаты.

— Раз они не лишены родительских прав, отказать мы не имеем оснований, — констатирует законодательный пробел Светлана Васильевна.

Но лишение родительских прав и, как следствие, изьятие детей из семьи — мера, которая применяется редко и только после того, как другие способы воздействия — вызовы на заседания комиссии по делам несовершеннолетних, административные штрафы — ни к чему хорошему так и не привели.

— В Шахтах насчитывается более 600 неблагополучных семей, но родительских прав лишаются единицы, — говорит помощник прокурора города Анжелика Николаевна Синельникова. — В этом году одна женщина ограничена в правах, другая — их лишена. Причем у обоих есть дети, появившиеся на свет после 1 января 2007 года, то есть принесшие им право на материнский капитал.

Обе нигде не работали, пили, собирали себе подобные компании, не следили ни за домом, ни за детьми.

За лачугой, которую снимала в одном из поселков Шахт Ирина Викторова, давно водится дурная слава. До нее в разное время здесь обитали то цыгане, то алкоголики, то бывшие заключенные.

Строение представляет собой убогое зрелище. Окна — без стекол, в дверях — щели, внутри — горы хлама, разбитой допотопной мебели, во дворе — мусор и расставленные на деревяшке одноразовые стаканы. 

— Мы здесь живем недавно, поэтому видели ее всего несколько раз, но последнее время она вообще не появляется, — говорят соседи.

Как следует из материалов уголовного дела, возбужденного против горе­мамаши за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, ее дети — двух и четырех лет — недоедали, находились в антисанитарии и холоде.

Зато во время следствия Ирина не преминула упомянуть о том, что имеет на руках сертификат на материнский капитал.

— Но не нужно думать, будто сертификат, который вручается при рождении после

1 января 2007 года второго или последующих детей, не может быть аннулирован, — предупреждают в Пенсионном фонде. — Эта процедура предусмотрена законодательством в том случае, если мать лишается родительских прав. Об этом нас информируют соответствующие органы. Право на материнский капитал может перейти к отцу либо к детям. В этом случае каждому ребенку выдается сертификат, но сумма в нем указана с учетом доли его братьев и сестер. Этими деньгами они смогут распорядиться при достижении совершеннолетия и направить их на одну из предусмотреных целей:улучшение жилищных условий, образование, накопительную часть трудовой пенсии…

Правда, очередной законодательный пробел состоит в том, что если при достижении ребенком трех лет мать успела распорядиться капиталом, направив его, например, на свою будущую пенсию или приобретение жилья, а через некоторое время была лишена родительских прав, возврат денег не  предусмотрен.

Хорошо еще, что материнский капитал, за исключением нынешних 12 тысяч рублей,  не выдается наличными и перечисляется на три определенные цели. Хотя в Пенсионном фонде говорят, что некоторые этого до сих пор так не поняли.