После пятнадцати лет существования социальные отделения дневного пребывания для пенсионеров ликвидируются. Старики недовольны этой новостью и грозятся достучаться до Москвы. До губернатора их жалобы уже дошли.

— Что же нас теперь, на улицу? — возмущаются посетители отделения дневного пребывания Кировского района Ростова. — Это ведь единственное место, куда мы могли прийти и скрасить свое одиночество — пообщаться, позаниматься творчеством, организованно посетить выставки, театры, попеть, получить элементарную медпомощь.

Заведующая отделением Татьяна Викторовна Елусова сама в растерянности. Потому что ей первой предстоит потерять любимое место работы.

— Жалко всего, что было создано! Вы посмотрите, сколько проводилось мероприятий, — показывает на стену своего кабинета, увешанную фото с концертов художественной самодеятельности, встреч с молодежью, общих чаепитий. — За счет спонсорской помощи мы даже смогли организовать питание наших посетителей. Какое-то время из-за аварийности и закрытия на ремонт отделение не работало, так знаете, сколько стариков буквально погибло от одиночества?..

Между тем в министерстве труда и соцразвития области уверяют, что говорить о полной ликвидации этой формы соцобслуживания не стоит.

— Речь идет всего-навсего об оптимизации работы, — поясняет начальник отдела по работе с ветеранами и нестационарных форм обслуживания министерства Мадина Леонидовна Клиничева. — При создании отделений предполагалось, что каждый квартал будет происходить сменяемость посетителей, и такой работой удастся охватить большое количество пожилых людей. Но жизнь показала: отделения дневного пребывания востребованы тремя десятками одних и тех же людей. При этом в штате числятся одиннадцать сотрудников! Содержать за счет средств областного бюджета гардеробщицу, буфетчика, официанта, водителя ради 30 человек обслуживаемых довольно накладно. С 1 января отделения дневного пребывания упраздняются, но в аппарате Центра останутся работать три специалиста: медсестра, культорганизатор, инструктор по трудотерапии. Они будут оказывать медицинские и социально-педагогические или, как их теперь называют, анимационные услуги, то есть продолжать делать уже привычную и столь любимую пожилыми людьми работу…

И хотя официально этого пока никто не озвучивает, но, наверно, нынешнее наведение разумного порядка — еще совсем не предел. Ведь, по большому счету, работа, проводившаяся в отделениях дневного пребывания, — больше культурная, нежели социальная. Просто на социальную сферу как самую крепкую и надежную взвалили массу несвойственных ей функций.

«Коммунальщики» завалили замену льгот деньгами — «социалка» ее вытащила, культура ушла в глубокое подполье и сконцентрировалась только на масштабных мероприятиях — «социалка» организовала досуг масс, включая экскурсии, концерты и кружки. Теперь соцработников планируют еще вовлечь в проведение Всероссийской переписи населения…

Известно, что, помимо отделений дневного пребывания, с января большие перемены ожидают и отделения срочной социальной помощи, которые постепенно вместо проведения консультаций и оказания сопроводительной поддержки попавшим в экстремальную ситуацию (пожар, внезапная серьезная болезнь) превратились в «латальщиков дыр», с которыми не хотели справляться власти на местах. Бригады отделений срочной социальной помощи чинили старикам заборы, ремонтировали кровлю и дверные замки, рыли колодцы, доставляли уголь и дрова, фактически заменив в территориях коммунальные службы.

Теперь вместо отделений срочной помощи в аппарате Центров социального обслуживания будут работать два соцработника, которые займутся своими непосредственными обязанностями, — консультированием и оказанием разовых услуг остро- нуждающимся в социальной поддержке.