В воскресенье вице­-губернатор Сергей Горбань и министр здравоохранения области Татьяна Быковская посетили два ростовских дома ребенка.

— А как ходят мышки? Тихо ходят мышки! — двое воспитателей ведут на прогулку группу малышей в разноцветных одежках. Они старательно шагают по ступеням, высоковатым для маленьких ног. И вдруг строй нарушается: дети видят гостей. Раскрывают навстречу руки: «Миша маму привел!»

Миша — это главврач дома ребенка № 1, Михаил Калпин. Мама — Татьяна Быковская. Здешние дети доверчивы, тянутся к взрослым. Готовы показывать игрушки, протягивают какие­то мячики, кукол… Полное название дома ребенка достаточно суровое — «Для детей с органическими поражениями центральной нервной системы, в том числе с детскими церебральными параличами, без нарушения психики». Малыши про это название ничего не знают. Им тут хорошо — их любят, лечат, с ними играют и занимаются. Дом ребенка здесь — с 1934 года. Помещение тесновато, конечно, но справляются. Главврач показывает свое хозяйство с гордостью: проведен капитальный ремонт, везде чисто, уютно. Вот застекленные веранды пристроили, для самых маленьких. Они здесь дышат воздухом. Ребятишки постарше гуляют на крохотном пятачке перед входом, на фоне решетки. За решеткой — стройплощадка, из­-за которой к дому ребенка ни проехать, ни пройти. Раньше детская территория была побольше, но в процессе стройки уменьшилась…

Не раз и не два министерство здравоохранения обращалось в мэрию Ростова, просили навести прядок, освободить проезд — нет результата. С 2006 года стройка заморожена. Подрядчик — небезызвестное в Ростове ООО «Вант»…

— Теперь вопросы буду задавать я. Как выделялось пятно под строительство, как конкурс проводился, как и кто получал подряд… — Сергей Горбань тут же назначает совещание у себя в кабинете с приглашением городских властей, архитектуры, представителей подрядчиков… Тон его ничего хорошего будущим участникам совещания не сулит.

— Скажите, чем я могу помочь? — это уже обращение к Калпину. Тот пожимает плечами: все вроде есть… Он уже более 30 лет тут работает, всякие помнит времена. Как на бартер продукты выменивали, на поля выезжали картошку собирать, чтобы было чем кормить детей. А сейчас что жаловаться? Действительно, все есть. Но Сергей Горбань все­-таки выясняет, что хозяйству дома ребенка не хватает моющих пылесосов. Тут же дает задание — доставить нужное оборудование. И еще одно задание — теперь уже работникам дома — закончить до нового года текущий ремонт. Те обещают…

— Я — человек вредный, память у меня хорошая. Приеду — проверю…

Это хорошо, что вредный. Это иногда очень полезно — быть вредным…

Следующий адрес — дом ребенка № 4. Самый большой дом данного типа в Ростовской области. Рассчитан на 105 детей от 1 месяца до 4 лет. Здесь живут дети, имеющие множественные пороки развития, с ранними поражениями центральной нервной системы, из социально неблагополучных семей… Смотришь на то, как здесь все устроено, и понимаешь: никогда в этих семьях никто за детьми бы так не ухаживал. В этом доме они просто купаются в любви. Под постоянным присмотром, окружены заботой и нянечек, и докторов, и воспитателей. Радуются гостям, с готовностью начинают показывать, как они умеют танцевать, что нарисовали, какие у них игрушки…

В здании проведен капитальный ремонт, по всем правилам выполнены противопожарные и антитеррористические мероприятия, все оснащено по последнему слову техники. По всему видно, здешние порядки произвели сильное впечатление на гостей. Вице-­губернатор благодарит коллектив за работу. А на традиционный уже вопрос Сергея Горбаня «чем я могу вам помочь?» главный врач Ольга Гришина говорит, что нужна еще одна детская площадка: «Вот там, за забором, на месте, которое мы отвоевали у незаконных  гаражей. Только это очень дорого…»

Выяснив тут же порядок цен, Сергей Иванович говорит:

— Пишите письмо на мое имя. Обещаю — будет площадка.

Работники дома ребенка обещанию очень обрадовались.

Значит, и правда сегодня модернизация здравоохранения открывает новые возможности для детских учреждений. И приоритет детства подтвержден на самом высшем государственном уровне.