Ежегодно миллионы людей проваливаются в депрессию и срываются с тормозов. Одним не хватает солнечного света, другим — понимания, третьим — вообще непонятно чего.

У ростовчанина Николая Ивановича Низева с рождения нет намного большего — обеих рук. Но он не только не унывает, но и помогает поверить в лучшее тем, кто его окружает.

Обычное время подъема на его будильнике — 7.30. Ведь за день нужно успеть массу дел — общественных и личных. Вот и сегодня до обеда он уже навестил знакомую в больнице, решил несколько важных вопросов городской организации инвалидов «Прометей», которую возглавляет со дня основания…

— Когда на улицах вижу здоровых, достаточно молодых, но опустившихся людей, которые бродяжничают, пьют и ничем не занимаются, не понимаю, как можно так не ценить жизнь! — удивляется Николай Иванович.

В восемь лет он столь страстно хотел учиться, что с легким сердцем согласился отправиться из родного дома в далеком Ремонтненском районе в Новочеркасский детский дом для инвалидов. Там он получил образование, нашел друзей, научился самостоятельно обслуживать себя. В надежде на протезирование сотрудники детского дома несколько раз возили юного Николая в Москву, но медицина против его случая — врожденного недоразвития верхних конечностей, когда кисти рук «растут» из самых плеч, — оказалась бессильна.

— После детского дома у меня было два пути — вернуться в свою деревню или переехать в ростовский дом­интернат для престарелых и инвалидов, — вспоминает Николай Иванович. — Но я послушал умного человека, моего воспитателя Надежду Платоновну, которая тогда сказала: «Из дома­интерната ты сможешь уехать, когда пожелаешь, и продолжить обучение в специализированном учебном заведении, а вот из своего далекого сельского района — большой вопрос».

Пока жил в доме­интернате, подрабатывал разносчиком телеграмм, а потом отправился учиться в Волгоградскую область на бухгалтера. За пять лет работы ревизором управления хлебопекарной промышленности исколесил всю нашу область. Для проверяемых так и осталось «техническим» секретом, как он листал их бумаги, писал и обращался со счетами. Никто не осмелился задать ревизору такой вопрос.

— На самом деле за годы жизни ко всему приноравливаешься так, что чувствуешь себя «как с руками», — объясняет Николай Иванович необъяснимое, ловко достает откуда­то из области воротника сотовый и нажимает на кнопки. — Что касается счетов, то придумал приспособление, позволявшее приблизить их к кистям рук — лист алюминия, согнутый в квадрат.

Да и вообще я много чего для облегчения своей жизни и быта придумал!..

Окружающие называют Николая Ивановича большим оптимистом: «Придешь к нему со своей проблемой, пообщаешься — и на душе становится легче».

Сам он точно не знает, что ему позволяет держаться на волне позитива — легкий характер или воспитание. А может, то и другое сразу?

— Как­-то ехал из Новочеркасска и на автобусном стекле прочитал листовку, смысл которой сводился примерно к следующему: «Все мы гости в этом мире, поэтому не зли других и не злись сам». Это очень близко моему собственному принципу: «Добро, как и совершенное зло, возвращаются к нам», — говорит Николай Иванович.