Поминки по студенту строительного университета Максиму Сычеву вылились в Ростове в так называемый «русский марш». Возбужденные  молодые люди шли по главным ростовским улицам и проспектам, выкрикивая страшные по своей сути националистические лозунги…

Как в стране, победившей фашизм, возможно его возрождение, — отдельный разговор. Не меньше вопросов вызывает и другое — почему граждане одной страны воспринимают друг друга, словно живут на разных планетах?

А ведь началось все не вчера. Не один год привыкала Россия к многочисленным переселенцам и беженцам, что потянулись вглубль страны после развала СССР и чеченских компаний. После исхода русских с Северного Кавказа и полного развала там производства начался новый этап переселения — экономический. Ингуши и кабардинцы, дагестанцы и карачаевцы, чеченцы и черкесы двинулись в глубь России на заработки. Следом в вузы и колледжи потянулись многочисленные горские студенты — разваленную экономику республик предполагалось восстанавливать силами своих же специалистов.

Все эти годы русских старожилов уговаривали быть гостеприимными и входить в непростое положение переселенцев. И при этом как­то  напрочь позабыли предупредить приезжих о том, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят…

Почему же теперь мы удивляемся тому, что происходит? Стоит молодым кавказцам оказаться вдали от дома, как они мгновенно утрачивают лучшие традиции и качества горских народов — почтение к старшим, патронаж по отношению к младшим, гостеприимство. Многочисленные факты последних лет заставляют признать, что поведение кавказской молодежи оставляет желать лучшего — и на «гражданке», и в армии. Конечно, не последнюю роль играет тот факт, что детство многих из них пришлось на годы чеченской войны — со всеми вытекающими последствиями. Правда, легче от этого никому не становится…

То, что сегодня творится в республиках Северного Кавказа, дотируемых из федерального центра на 70­90%, описанию поддается с трудом — уровень коррупции зашкаливает все мыслимые пределы, процветает безработица, теневой бизнес достигает в отдельных сферах 80­90%, на правовом поле творится беспредел. Казалось бы, получение качественного образования за пределами республик — шанс для тех молодых, кто хочет добиться успеха в жизни. И очевидно, что все их усилия должны быть направлены на учебу и уверенное овладение русским языком. А получается по­другому…

Чем же объяснить такое поведение кавказской молодежи — с учетом всех существующих обстоятельств? Ответ на вопрос мы попытались получить у уважаемых людей, чей авторитет соменений не вызывает. Они  много лет  прожили на Дону, давно стали здесь своими. Потому  их  взгляд на происходящее — это и позиция принимающей стороны, каковой они и являются, и точка зрения приезжих, какими они сами были в молодые годы.

Ильяс Сиит — председатель мусульманской общины  студенческого города Новочеркасска: «В наших нынешних паспортах нет графы «национальность», а вот разделение по национальному признаку есть. «Чурка», «черный» — именно так часто называют кавказцев. Приятно ли  это слышать тем, у кого проблем и так хватает?  Эти молодые люди из северокавказских республик, что получают образование в университетах и колледжах Новочеркасска, Ростова, куда они пойдут потом, ведь работы в республиках нет? Государство обещает, что все будет хорошо. Но  за учебу, дома, квартиры — за все надо платить. А откуда деньги у тех, кто живет в аулах? У людей накопилось достаточно на душе… Аксакалы, конечно, учат вести себя достойно. Но тут все еще зависит от веры человека. Верующий боится греха. Но много ли верующей молодежи? А нынешняя школа? Раньше пионеры брали шефство над одинокими стариками, ухаживали за садами, виноградниками. Детей приучали к труду. А сейчас молодежь не знает, чем заняться, куда себя деть…»

Вагиф Мустафаев, руководитель азербайджанской диаспоры: «Молодежь, оторвавшаяся от дома, — проблема. Нет тех рамок, которые сдерживают их на родине, — мнения родных, друзей, соседей. Здесь их некому осудить, многие без пригляда  взрослых начинают подражать  местной молодежи — пьют, гуляют, пропускают занятия. Они неправильно понимают свободу. Свобода — возможность быть человеком, а не превращаться в зверя или клоуна, например. А именно так и выглядят те, кто пляшет на улицах лезгинку. Если ты и правда такой горячий — покажи это не на улице, а на деле, веди себя так, чтобы соплеменники тобой гордились. Приехал в гости — покажи, что ты нормальный человек. Лично я придерживаюсь такой точки зрения: нарушил правила или закон — отвечай как положено!»

Амурхан Яндиев, председатель ростовской коллегии адвокатов «Юг­Право», больше известный нашим читателям как следователь прокуратуры РО по особо важным делам, расследовавший в том числе и дело известного маньяка Чикатило: «Ответить, откуда такая агрессия у молодых, сложно. Это все равно, что дать правильный ответ на вопрос, откуда берутся маньяки… Вся их жизнь — прелюдия к преступлению. Примерно так же и тут. Мальчишки эти родились уже после развала страны, и в каких условиях они росли — не дай бог никому. После чеченских кампаний люди озверели. Проблема Пригородного района Ингушетии не решена до сих пор, территориальный спор продолжается… Плюс безработица плюс разгул коррупции. Люди ни во что не верят, им не на что надеяться… Вы думаете, они ведут себя так только в  Ростове или в Москве? Посмотрите, как они убивают своих же в Ингушетии, Дагестане…  И разве все это началось сегодня? Просто сейчас ситуация «созрела» — пошел всплеск. ….Не исключено, что все это подогревается извне, возможно, кто-­то дирижирует обстановкой из-­за пределов России. Народ сталкивают лбами, стремясь к развалу страны, — хоть таким образом, если не удалось сделать это экономическим путем.

А что касается лезгинки, то ростовская ингушская диаспора запретила своей молодежи исполнять ее на улицах. Хочется потанцевать родные танцы — идите в помещение, недавно отведенное специально для этих целей полпредом Ингушетии в Ростове. И нечего «концерты» на улицах устраивать… Недавно президент Ингушетии Ю. Евкуров обратился к родителям тех студентов, кто учится за пределами республики,  он призвал их  контролировать своих детей — чем они занимаются, как учатся, посещают ли занятия. Приехал — учись, не хочешь — возвращайся домой».

Как видим, проблема намного сложнее, чем кажется на первый взгляд.  И дело вовсе не в национальности, цвете кожи или разрезе глаз. Главное — говорить на одном языке и понимать друг друга.. А еще — быть равными перед законом. А с этим как раз и проблемы…

Мы продолжаем исследовать тему. В ближайших номерах  «НВ»  представит читателям точку зрения ученых ЮНЦ РАН, занимающихся проблемой не один год.