В последние годы как-то не принято говорить о положении тех русских, которые еще проживают в северокавказских республиках после известных событий 90-х годов, и всего, что за этим последовало.

Мои родители, выпускники Ростовского медицинского института, много лет работали в Нальчике. И то, что мама, не будучи национальным кадром, занимала должность главврача, было нормальным явлением. Сейчас это трудно представить — русских начальников здесь больше нет. После того, как в 90-е годы большинство русских уехали, здесь все другое — не только люди, но и сама атмосфера. Иногда даже удивляешься — а в России ли ты? Русские лица редки. Чаще всего их можно повстречать в знаменитом некогда курортном парке, где они в качестве чернорабочих пропалывают сорняки на клумбах. Это — их место…

Авторская группа МГУ по подготовке доклада «Северный Кавказ: русский фактор» провела в минувшем году интересные исследования в самих республиках и  столкнулась с откровенным замалчиванием информации о прессинге здесь русских.

Как это выглядит в других республиках, рассказал в агентстве «Интерфакс», где прошел «круглый стол» на тему государственной миграционной политики на юге России, руководитель упомянутой авторской группы МГУ Валерий Коровин. Собирать информацию о положении русских в северо-кавказских республиках было сложно, признался он, поскольку о фактах давления на русских говорить здесь не принято.

В ставшей мононациональной Чечне русских не притесняют, поскольку русских тут практически нет.  В Ингушетии русских тоже почти не осталось, но в некогда русской станице Орджоникидзевской, например, постоянно обстреливается русский храм, а не так давно застрелены две русские женщины, у одной из которых пару лет назад расстреляли всю семью… Непросто русским  в Дагестане и Кабардино-Балкарии. И вот парадокс: чем больше в республике русских — тем сильнее давление на них. Как в Адыгее, например, где русское население составляет большинство, но оно  практически вытеснено из органов власти и социальной среды. На «Союз славян Адыгеи» постоянно подаются иски в суд за экстремизм. Последний из них – за опубликование в газете стихотворения, где есть такие строки «Быть русским — это должность, долг и доля»…

То, что сегодня происходит на Кавказе, — прямое следствие такого отношения к русским, считают эксперты.  Если бы в 90-е годы не было мощного оттока русских специалистов из республик, продолжали бы работать производства, не случились бы экономический, а следом за ним — и социальный коллапсы. И все, что за этим последовало, включая молодежный экстремизм, который сегодня перерождается в исламский радикализм.

На фоне этих фактов не показалось странным обсуждение за «круглым столом» в «Интерфаксе», где собрались ведущие кавказоведы и конфликтологи страны, правового статуса в России …русских, нации, на  80% образующей государство. Эксперты настаивают: необходимо законодательно закрепить статус русских, который до сих пор не определен ни одним законодательным актом. Тем более что «…уже практикуется некий негласный запрет на использование термина «русский» в позитивном плане, а взамен него предлагается нейтральное слово «россиянин», отмечено на «круглом столе». Существующее положение не способствует стабильности в обществе, настаивают конфликтологи.

Сегодня, по-прежнему исповедуя ленинское право наций на самоопределение — вплоть до отделения, мы предпочитаем не замечать, что в России де-факто уже существуют государства в государстве — северо-кавказские республики. В некоторых из них открыто поплевывают  и на российские законы. Щедрые дотации из федерального центра пока вполне устраивают этнические кланы горских республик, у которых в руках власть. Россия фактически платит дань за лояльность — на Северный Кавказ уходят десятки миллиардов рублей налогов, собираемых со всей России. Что страна получает взамен?  И неужели этим миллиардам не нашлось бы другого применения — для сохранения русской нации, например, задавались вопросом эксперты.  По мнению ведущих кавказоведов страны, собравшихся в Ростове, пора, наконец,  внятно обозначить политику государства на Северном Кавказе и расставить приоритеты.