В редакции «Нашего времени» состоялась «прямая линия» уполномоченного по правам ребенка в Ростовской области Ирины Александровны Черкасовой. В течение двух часов читатели смогли задать волнующие их вопросы.

— Ирина Александровна, добрый день! Звоню вам из Новочеркасска. Меня зовут Екатерина.

— Слушаю вас внимательно.

— Мы с мужем в разводе. Тринадцатилетний сын живет со мной. Летом бывший муж планирует взять его на отдых в Крым, в Украину. По ряду причин я против этого. Скажите, может ли он вывезти ребенка без моего согласия?

— Нет, без вашего согласия он этого сделать не может, тем более что сын проживает с вами. Но при этом, Катя, нужно помнить: родители имеют равные права на участие в воспитании ребенка. Поэтому в случае категоричного отказа бывший супруг может обратиться в суд с иском обязать вас дать такое согласие. В любом случае будьте готовы аргументировать свой отказ, то есть обьяснить, что вас тревожит.

— Спасибо большое.

— Алло! Здравствуйте! Это уполномоченный по правам ребенка?

— Совершенно верно.

— Меня зовут Елена Владимировна. Помогите, пожалуйста, в нашей беде!

— Что у вас случилось, Елена Владимировна?

— Пять месяцев назад родилась внучка. Ее выписали из роддома с покраснением глазика. У доктора, который приходит на дом к новорожденным, мы спросили о причине покраснения, она сказала, что это обычный конъюнктивит. Но вскоре на глазике образовался нарыв. В общем… извините, очень волнуюсь, она перестала им видеть. Нас посылали в Ростов сначала в областную больницу, потом в №20. «С боем», но дали группу инвалидности. Говорили, может, зрение восстановится. Но как же оно восстановится? Вы бы видели глазик, он даже не растет.

— Елена Владимировна, вы обращались в правоохранительные органы?

— Да я не знаю, куда обращаться и как подступиться к выяснению причины. Вот прочитала про «прямую линию» и позвонила в надежде, что вы подскажете и поможете.

— Конечно, я готова вам помогать. Но для начала пришлите мне заявление и копии всех меддокументов по Интернету или по факсу…

— У нас нет ни Интернета, ни факса.

— Можно и почтой.

— Извините, Ирина Александровна, но на следующей неделе я опять привезу внучку в Ростов. Может, разрешите подъехать к вам и все документы отдать лично.

— Конечно. Я вас буду ждать в Ростове, на проспекте Нагибина, 31б.

— Огромное вам спасибо.

— Здравствуйте, Ирина Александровна! У меня такой вопрос. Внуку 14 лет, уже получил паспорт и является собственником 1/2 части квартиры — бывшего места проживания своей матери. Сейчас встал вопрос о продаже этой квартиры. Скажите, по новому адресу его достаточно будет зарегистрировать или нужно опять выделять ему долю?

— Так как ребенок — собственник части квартиры, для ее продажи требуется согласие органа опеки и попечительства. Чтобы его получить, нужно будет доказать, что сделка не ущемит его интересы. По новому адресу ему, конечно же, должна быть выделена доля.

— Все понятно. Спасибо за разъяснение.

— Алло! Добрый день!

— Здравствуйте!

— Мне 37 лет, зовут Наталья. Работаю в поликлинике, одна воспитываю 11-летнюю дочь. Есть мысли и желание взять под опеку ребенка. Но слышала, что мое незамужнее положение, возраст и небольшая жилплощадь — однокомнатная гостинка — могут стать причиной отказа в оформлении опеки.

— Наталья, возраст у вас прекрасный, а что касается квадратных метров, то у нас немало семей с детьми живут в гостинках. Главное — человеческие качества и благонадежность. Поэтому если вдруг все-таки возникнут сложности, обращайтесь ко мне. Я обязательно окажу вам всяческое содействие. Тем более, что ваше желание взять под опеку ребенка достойно уважения.

— Спасибо за понимание. Всего вам хорошего и успехов в вашей работе.

— Ирина Александровна, здравствуйте. Помогите, пожалуйста, разобраться в ситуации. Мы с мужем больше десяти лет живем в Ростове, но зарегистрированы в области. При постановке первого ребенка в очередь на получение путевки в детсад потребовали оформить временную регистрацию. В этом году стали устраивать в детсад второго ребенка, уже зашла речь о постоянной ростовской регистрации.

— Но вас в очередь поставили?

— Да, в органе опеки и попечительства Ворошиловского района Ростова. Но сказали, что к моменту получения путевки постоянная регистрация должна быть обязательно. Как же нам теперь быть?

— В Законе «Об образовании» не содержится требование об обязательной постоянной регистрации. Право ребенка на образование, в том числе дошкольное, должно быть реализовано. Доводы об отсутствии постоянной регистрации в этой ситуации не могут служить препятствием в размещении детей. Их можно обжаловать, обратившись в городской отдел образования, в прокуратуру. Как уполномоченный по правам ребенка, я тоже готова оказать вам поддержку.

— Спасибо. Теперь нам хотя бы ясно, как должно быть по закону и куда обращаться, а то ведь вообще ума не могли приложить, что делать.

— Добрый день, вас беспокоит член президиума Ростовского отделения Детского Фонда Геннадий Леонидович Беленький.

— Рада вас слышать.

— Ирина Александровна, у меня к вам вопрос несколько личного характера.

— Слушаю.

— Известно, что до того, как стать уполномоченным по правам ребенка, вы работали в органах прокуратуры. Как вы оцениваете такой поворот в своей карьере?

— Только положительно. Мои знания и опыт, полученные во время работы в прокуратуре, на новой должности еще больше раскрылись. Мне доставляет удовольствие направлять их на помощь людям. Тем более, что при решении вопросов, связанных с нарушением прав несовершеннолетних, я сталкиваюсь с намного большей категорией нарушений прав детей во всех сферах их жизнедеятельности.

— Успехов вам в столь полезном и нужном деле!

— Ирина Александровна, очень интересует ваше мнение по поводу недавней инициативы ввести в школах тестирование на наркотики.

— Лично я считаю эту инициативу положительной. Но — при соблюдении основных условий:согласие ребенка и родителей, анонимность. В силу своего возраста именно подростки входят в «группу риска». Наркомания — это большая беда для детей, их близких и общества в целом. Поэтому важно ее застать в самом начале, а не в тупике, из которого часто уже нет выхода.