Ростовчанин Александр Капитонович Балашов вот уже два года практически не выходит из дома — подводят ноги. Тем не менее по старой памяти к нему как к активисту движения «Последний военный призыв» продолжают обращаться его ровесники, вставшие «под ружье» в шестнадцать-семнадцать лет.

Особенно много писем приходит накануне Дня Победы, когда у этого поколения вновь обостряется чувство обиды.

Несколько лет назад власти провели кардинальные изменения в законодательстве, разделив военное поколение на группы и категории. Именно тогда последний военный призыв был лишен многих льгот. Удар оказался сильным как материально, так и морально.

— Уменьшением пенсионного и социального обеспечения будто умалили роль целого поколения в Великой Отечественной, — Александру Капитоновичу трудно скрыть свое негодование. — Более миллиона мальчишек призвали в армию в октябре 1944 года. До этого два года из нас «без отрыва от производства» готовили  «универсальных солдат»: связистов, минеров… Мы еще и продолжали на износ трудиться на заводах и в колхозах.

И хотя территорию страны на тот момент практически освободили от фашистов, до полной победы было далеко. Действующая армия воевала за пределами, а на замену им пришли мальчишки. Их разбросали по разным концам страны.

Это в официальном календаре победа значится маем 45-го. На самом деле именно шестнадцати-семнадцатилетним пришлось испытать в полной мере сопротивление «лесных братьев» в Прибалтике, бандеровцев — в Западной Украине, басмачей — в Средней Азии. Постоянно находились в состоянии боевой готовности, не снимая гимнастерок  даже ночью.

Многие остались на военной службе, потому что заменить их было некем. Домой они смогли вернуться только через пять — семь лет после Победы. Ушедшим в армию с несколькими классами образования пришлось заново строить свою жизнь.

Их убрали в самую «нельготную» категорию с формулировкой «служили в частях, не входивших в состав действующей армии». При этом в «участники» почему-то «втиснули» категорию, которая вообще к ней не имела никакого отношения.

Александр Капитонович от имени целого поколения уже многократно направлял обращения на разные уровни власти. Аналогичные просьбы «реабилитировать» их статус приходят со всей страны. Однажды соответствующий законопроект был даже внесен в Государственную думу, но там его «зарубили». Периодически тема поднимается, но ей не дают полного хода.

Непосредственных участников боевых действий осталось очень мало. Поколению последнего военного призыва — самым молодым солдатам того времени — тоже перевалило за восемьдесят. В живых по всей стране их не более пятидесяти тысяч человек.

Семьсот миллионов рублей, которые потребуются ежегодно на их дополнительное пенсионное и социальное обслуживание, пожалуй, ничто по сравнению с тем, что они сделали для страны, которая незаслуженно их обидела.

— На прошлый День Победы я находился в госпитале. Там было два ветерана действующей армии и трое — из последнего военного призыва, — вспоминает Александр Капитонович. — Приехавшие с цветами и подарками чиновники их поздравили, а нас — нет. Обидно до слез…

В этом году на уровне Ростова и области ветеранам вручают денежные поощрения. Последний военный призыв вновь в списках не значится.