Жители Пролетарска в один момент могут оказаться заложниками в экстремальной ситуации: больные не дождаться «скорой», попавшие в беду — службы спасения.

Несколько лет назад железная дорога «расширилась» — построили вторую колею. Поезда стали ходить чаще, при этом старые переходы оказались демонтированы, переезд закрыли. Пешеходам достался технологический переход. Автомобили, перед носом у которых закрыли переезд, пошли в обход, но там приходится стоять в ожидании, когда пройдет состав, по 30-40 минут. И это еще не все «радости».

Теперь многие поезда едут мимо без остановок. Только местная электричка, называемая в народе «козой», подбирает народ, следуя из Волгодонска в Ростов и обратно. Для этих пассажиров, многие из которых пользуются льготами, не предусмотрено даже элементарного навеса, чтобы укрыться от дождя или солнца. А на двери здания местного вокзала уж сколько лет ржавеет навесной замок да еще мемориальная доска напоминает о том, что здесь когда-то кипела жизнь. Теперь «кипение» происходит в другом месте — на переходе через железнодорожное полотно. Поскольку товарные поезда здесь останавливаются частенько. И оттого — проблемы.

Переход этот — единственный и неповторимый. «Неповторимый» не только потому, что таких переходов, я очень надеюсь, нет больше в области. Но еще потому, что, единожды совершив по нему поход через железнодорожные пути, второй раз сделать этого не захочется. Будешь лезть под вагоны стоящего состава, рисковать жизнью, пачкать одежду, ломать на гравии и шпалах каблуки, но только не идти  через этот переход.

Проверено на собственном опыте. Несколько лет назад перебиралась через него вместе с учениками местной школы, которым приходилось преодолевать его дважды в день. Там ужасно крутые ступени, по которым с трудом карабкаешься вверх. А спускаться — еще тяжелей и опаснее. В гололед, дождь, снег и ветер, чтобы перейти по переходу, нужно быть как минимум безбашенным экстремалом. Кончилось дело тем, что ребята просто перешли в другую школу. А если бы они не сделали этого, уверена, все как один стали бы альпинистами. Но это не смешно.

Пролетарцы рассказывают, что пожилая женщина, которая решила следовать «букве правил перехода через железнодорожные пути», чуть не умерла на этом переходе. Она не смогла самостоятельно оттуда спуститься, ей стало плохо с сердцем. Но, слава богу, ее заметили снизу двое крепких мужчин, которые помогли бабуле.

Поэтому большинство горожан, которые в альпинисты не годятся, переходят пути  где придется. А что делать, если поперек пешеходного перехода неделями стоит состав? Поднять на так называемый переходной мост детскую коляску и спустить ее вниз вместе с ребенком под силу только дяде Степе. Но и он бы не стал рисковать малышом. Как тогда быть человеку в инвалидной коляске?

А ведь на этот переход потратили большие деньги. Потом еще добавили средств и «осовременили». И еще для пущей важности под рельсами переоборудовали чудо-тоннель, по которому проезжать запретили экологи! Так что, считайте, тоннеля нет. А функционирующий переезд у больницы собирает целые колонны автотранспорта. Машины в ожидании, когда пройдет состав, могут стоять до получаса, а то и больше! И все это время половина города отрезана от «скорой помощи» и пожарной команды. А вертолеты для этих служб пока в бюджете не предусмотрены.

—  Нарушен график автобусного движения. Время прибытия пожарной техники в западную часть города более чем в два раза превышает норматив: вместо 10 минут теперь требуется 22-24 минуты. Затруднены выезды служб жизнеобеспечения — скорой помощи, милиции, аварийных служб ЖКХ, — пояснил нам Александр ГВОЗДЕНКО, заместитель главы администрации Пролетарского района по вопросам строительства и ЖКХ. Руководство железной дороги в качестве компенсации — ведь предприятие обязано нести ответственность за ухудшение условий для горожан в связи со строительством второй колеи — пообещало построить автомобильный мост через железнодорожный переезд на 356-м километре. Уже прошел экспертизу проект моста с двухполосным движением. Но строить его пока никто не спешит.

Губернатор Василий Голубев обратился к руководству ОАО «РЖД» и просил ускорить строительство путепровода. Но получил отказ. В чем загвоздка? Не в том ли, что руководство Ростовской группы заказчика ДКРС-Юг своевременно не сообщило президенту ОАО «РЖД» В. Якунину об имеющихся письменных обязательствах по строительству путепровода в городе Пролетарске? Может быть, необходимость вернуть городу нормальный и безопасный ритм жизни для кого-то новость? Для пролетарцев эта проблема — уже старая головная боль.